23:11 

ShellyCooper
Sommes nous les jouets du destin.
внесу-ка свой вклад. тексты стремные; с оформлением дружу слабо.

Название: теорема о двойном соприкосновении;
Автор: ShellyCooper
Пейринг: Скотт/Стайлз
Рейтинг: PG-13
Жанр: херт/комфорт
Размер: 926 слов
Саммари: дождливо и мало обоснуйно.
Предупреждения: отсутствие вычитки мой извечный спутник.



Радиоволны скулят штормовыми предупреждениями; очередные сутки перекраиваются под пристальным взглядом сентябрьского неба.

Стайлз приглушает динамик проигрывателя и выходит из дома в направлении бесцельно-лишь-бы-подальше.
Листья противно скользят под подошвами красных конверсов; от его толстовки несет прелым запахом леса и дыма.
Вчера Стайлз почему-то решил, что посиделки стаи у долбаного кострища – это весело. Только вот не учел формулу расчета, ответ которой его ни сколько не устраивает.

Сначала была Эллисон.
Девушка с солнечной улыбкой первой вбила между лучшими друзьями неловкие отговорки в стиле
'с тобой у нас ведь больше совмещенных уроков, чем с ней'
или 'сегодня особая дата – мы месяц как вместе'
и 'ну ты ведь понимаешь, Стайлз'.
Скотт радостно тявкал на луну – Стайлз разбавлял неожиданно свободное время учебниками по химии и геометрии.

С Эллисон не вышло, Эллисон уехала с семьей в Испанию, или во Францию, Стайлз не был уверен, да и плевать хотел.

Затем появляется Айзек.
Совместные тренировки по лакроссу, совместные обеды в школьном кафетерии, очередные 'я наберу тебе позже, Стайлз'.

Стайлз оставляет подобные сообщения без ответа и запихивает ненужные эмоции в инкубатор долгосрочного хранения; вдруг пригодятся.

Эллисон присылает открытки из пригорода Марселя – Айзек валит в пустоши английского смога вместе с новым ухажером в лице Джексона.

Снова пицца на двоих и летние ночевки в лесу с одинаковыми спальниками. Снова пьяно-правдивые разговоры и невысказанные признания.
Стайлз не хочет признавать себя трусом, но и в одно мгновение проебать больше десяти лет крепкой дружбы ему как-то тоже не улыбается.

Скотт напивается до поблескивающих азартом глаз и смеется до хрипоты над его глупыми шутками; Стайлз чувствует, как деформируются его легкие – на уровне стратосферы дышать всегда слишком трудно.

Когда в городе объявляется Кира, Стайлз ехидно отсчитывает дни до ее отступления.

Но амурная поебень тянется крепнущим канатом через очередную декаду, пока Стайлз исчисляет дни в исчезающих тенях на потолке своей спальни.
Стайлз чувствует, как плавится в августовской жаре, сходит на нет; может это и к лучшему, думает Стайлз, вкладывая карт-бланш в руки гипертрофированного солнца.

Следом совместная прогулка в лесу – закрытие летнего сезона; Эрика весь вечер не слезает с колен Бойда, Лидию обхаживают хитровыебанные близнецы (Стайлз все еще им не доверяет, как недавно прибывшим), и даже угрюмый Дерек притащил с собой миловидную мисс Блейк с кафедры английского в их местном колледже.
А еще Скотт и Кира. Кира и Скотт.

Стайлз в сердцах пинает по грязной резине какого-то мерса (истошная сигнализация срабатывает мгновенно), вспоминая, как весь прошлый вечер обнимался с бутылкой стащенного у отца виски; хотя стоит признать, что Джек был не самым худшим компаньоном в данной ситуации.

Тяжелые капли шумят, разбиваясь о листья кустов восковницы.
Стайлз накидывает на голову капюшон, но шаг не ускоряет.

Впереди маячит свалка утилизированных авто, обнесенная по периметру сеткой рабицей. Стайлз помнит про все места-прорехи – раньше они часто ошивались здесь вместе со Скоттом, выискивая детали для своих самодельных ракет и научных проектов (хотя и довольно быстро осознали, что нового Хомера Хикэма из них определенно не выйдет).

Ткань толстовки неумолимо промокает; Стайлз влезает – почти вваливается, цепляясь джинсами за торчащую проволоку – на территорию кладбища металлолома.
Стайлз выдыхает на замерзшие от усилившегося ливня пальцы и скрывается в ближайшем раздолбанном пикапе; дверца скрипит и с пассажирской стороны стекла не хватает.

Стайлз скрещивает руки на груди и подтягивает колени; от холода клонит в сон.

Домой Стайлз возвращается за полночь, обнаруживая на мобильном два пропущенных от Скотта.

*

Месяц спустя на кухне Стайлза грязная дорожка от уличной слякоти, налипшей к подошве, и промокший насквозь лучший друг. (все еще лучший – все еще просто друг.)

- Мы расстались, - хрипло произносит Скотт.
- Паршиво, - Стайлз пытается искренне сочувствовать, правда, пытается.

Стайлз вырисовывает пальцами иероглифы на деревянной столешнице, пока дождь заливает витражные стекла.

*

Ржавые листья засыпают лобовое стекло джипа, когда Стайлз выруливает со стороны участка – на осенних каникулах он старается как можно меньше времени проводить дома; собственная комната стала напоминать склеп с захоронением нелепых мыслей и проваленных вычислений.
Теорема никогда не будет доказана, пора смириться, Стайлз.

*

Стайлз валится на кровать в комнате Скотта – с пачкой чипсов и двумя дисками на выбор. Ливень снова властвует над городом, срывая очередную тренировку по лакроссу.

- Таксист или Банды Нью-Йорка? - спрашивает Стайлз, откидывая влажные волосы со лба. - Скорсезе я люблю во все времена, но все же классика мне как-то ближе. Что скажешь?
- Мне не принципиально, - Скотт укладывается рядом, почти соприкасаясь плечами; кровать мягко прогибается под его весом.
- Окей, значит Трэвису сегодня везет, - Стайлз тянется за пультом на полу, как телевизор, включенный на музыкальный канал, гаснет, погружая комнату в блеклый отсвет вечерних сумерек; спустя пару месяцев обещанный шторм наконец добирается до Калифорнии. - Или нет... Ну твою ж мать.
- Можешь переночевать сегодня у нас, - предлагает Скотт, вслушиваясь в непрерывный стук капель, эхом застревающий в стенах спальни.
- Боишься грозы, Скотти? - ухмыляется Стайлз, переворачиваясь на спину; отросшая челка снова падает на глаза.
- Боюсь остаться без тебя, - говорит МакКол; говорит так просто и обыденно, и хрен пойми, что он имеет этим в виду.

Стайлз вздыхает и бормочет что-то про формулы, наблюдая за темнеющей полоской света на светлых обоях.

Скотт некоторое время молча изучает его профиль; тянет руку, убирая влажные пряди с лица – задерживает пальцы чуть дольше, невесомо скользнув по щеке.

Стайлз чувствует, как его пульс ускоряется и подло застревает где-то в гландах.
Стайлз цепляет за запястье, не позволяя убрать руку.

Взгляды встречаются, соприкасаются наконец в нужной точке – и, видимо, Скотт находит в темнеющих неверием зрачках верный ответ на так и не прозвучавший вопрос, раз через очередной бит дождевых капель наклоняется для робкого поцелуя.

Стайлз дышит рвано и думает, что никогда еще так сильно не любил грозу.
Скотт облегченно выдыхает в губы и в гаснущем мареве дождливого дня улыбается бывшему_лучшему_другу.

Что и требовалось доказать.




Название: успеть до
Автор: ShellyCooper
Пейринг: Скотт/Стайлз
Рейтинг: PG-13
Жанр: херт/комфорт
Размер: ~500 слов
Саммари: по мотивам 4х07



Стайлз размазывает липкую кровь по лицу, чувствует на губах солоноватый привкус. Стайлз стягивает в узел порывы рвоты и старается не думать о том, как чужая мозговая жидкость сейчас просачивается в его поры; он спотыкается пару раз на ровной поверхности.

Только бы успеть. Только бы успеть.

Четыре минуты назад ему в лоб упирался долбаный глушитель с обратным отсчетом, но почему-то именно в эти секунды гораздо страшнее.
Стайлз давно перестал искать логику в перипетиях происходящего.

Вдох. Выдох.

Стайлз сворачивает на западный коридор; снующие специалисты из ЦКЗ, прозрачные тенты, костюмы химзащиты четвертого уровня опасности – словно заставка из апокалиптичного экшена. Только в пределах Северной Калифорнии, имевшей неосторожность приютить у себя цирковое шоу диковинных тварей и беспощадных дрессировщиков. Охотник и добыча, с периодичной инверсией ролей.
Нескончаемое противостояние. Как бег по кругу.

Стайлз сбегает по лестнице в подвал – скрип резиновой подошвы гулко разносится по пустому пространству, – в сознание врезаются непрошеные кадры со стерильной комнатой и знакомым столом патологоанатома; в глазах клетчатыми пятнами разрастается тьма, Стайлз едва не теряет сознание.

Ломится в бетонную стену с выгравированной меткой. Ладони с сухим хлопком вбиваются в старую покраску.

- Скотт? Скотти! Открой дверь!

Очередной удар в безмолвную преграду эхом бьет под дых; подсыхающая корочка крови стягивает кожу.
Грудная клетка заливается жидким азотом, заставляя сердечную мышцу захлебываться под тяжестью хронического страха.
Стайлз упирается взмокшим лбом в шершавую поверхность.
Вечная борьба с демонами со страниц детских страшилок. С человеческими масками. С демонами внутри себя. Гнилая сердцевина вдоль линии хребта у каждого начала.
Круг не имеет конца.

- Скотт, противоядие рядом с тобой, на полке! Это грибы рейши.

Стайлз царапает каменную стену хранилища, сдирает легкий слой покрытия. Сдирает верхний слой кожи на кончиках пальцев.
Вынужденный сепаратизм временно притупляет импульсы боли. Нервные окончания отказываются воспринимать новую дозу пыток.

- Ты меня слышишь? Скотт...

Безупречная тишина в прописном листе ответов и что-то внутри рвется на куски от безысходности.
Стайлз не может потерять Скотта. Только не его.
Лучший друг, с которым давно пройдены все границы и потеряны все слова с отступными.

Выдох.

Стайлз сползает по стене; почти падает на пыльный пол школьного подвала.

- Скотт?..

Секунды тянутся паучьими нитями, окутывают удушливым коконом. С каждой минутой гаснут последние угли надежды.
Под ребрами начинают вращаться лопасти подступающего ужаса с мыслью а-что-если-не-успел; лопасти раздрабливают костную ткань.

Стайлз чувствует движение за спиной – каменная дверь медленно отъезжает в сторону. Преграда рушится, оставляя лишь с неверием вглядываться в замкнутое пространство.

У проржавевшего стеллажа с неизвестными травами в стеклянных банках Малия перебирает волосы своей девушки; Кира лежит у нее на коленях.
Путешествие во мрак закончилось вместе с первым вдохом целебных частиц древесного гриба, именуемого растением Бога.

Стайлз отмечает все это боковым зрением, фокусируясь лишь на главном.

- Стайлз.

Вдох. Во всю глубину разорванных легких.

Голос оборотня звучит хрипло, но глаза отсвечивают облегчением и немного отливают гранатовой радужкой.

Стайлз подползает ближе – невыносимая слабость одолевает все тело – утыкается носом в родное плечо; сжимает в кулаке чужую куртку все еще дрожащими пальцами.
Скотт не слишком крепко обнимает в ответ; всегда боится доломать своего человека.

- Все в порядке, Стайлз. Все в порядке.

Сегодня в порядке, думает Стайлз. Сегодня я успел.




Название: Together (Wherever We Go)
Автор: ShellyCooper
Пейринг: Скотт/Стайлз
Рейтинг: R
Жанр: зомби ау
Размер: ~1 500 слов
Предупреждения: обсценная лексика, легкий ООС.

Лампы потрескивают остатками энергии, вытягивая последние силы из подыхающего генератора на станции Кингсбридж-роуд. Линия D – впрочем, как и все остальные ветвистые линии метрополитена – заглохла еще шестьдесят четыре дня назад.
Все лгут, что давно потеряли счет времени, но при этом каждый мысленно выскабливает в памяти очередной прожитый день. Дрессируют собственную гордость. Ведь беспомощная мошкара отсеялась еще в первую неделю эпидемии. Хлоп, и минус сорок процентов населения.
Пандемия – как новый виток эволюции в естественном отборе.

Одна из ламп над головой с тихим щелчком гаснет. И это не было бы проблемой, если б остальные искусственные осветители в этой части станции не вымерли еще в прошлом веке.

- Серьезно, блять? Неужели так сложно было ради меня продержаться еще гребаных десять минут? - Стайлз всегда терпеть не мог Бруклин.

Стайлз уверен, что если бы издавали справочники по выживанию в условиях расцвета буйного психоза – нахождение в темном пятаке покинутого метро стояло бы там на последнем месте. Дважды перечеркнутое.

- Нахуй, - говорит Стайлз – плохая привычка разговаривать с собой вслух, как защитная реакция на излишнюю тишину в эфире, - если я и подохну сегодня, то уж лучше в движении. Больше драйва, детка.

Стайлз плотнее сжимает пальцы на своей шипастой бите и подходит к краю платформы. Кто бы мог подумать, что в один прекрасный день его похождения в GTA обрастут красками реальности.
Вдали зияющей полости тоннеля мерцают рыжие отсветы редких лампочек.
Недолго думая, Стайлз спрыгивает на рельсы.

Скотт не мог уйти далеко.

В нос забивается запах машинного масла и дохлых крыс. Во всяком случае, Стайлз предпочитает думать, что это именно крысы.

Все началось с полицейской волны, влившей в радиочастоты сообщения о массовых беспорядках в городе.
В июньскую жару за мировыми новостями по кабельному следили разве что заплывшие жиром домохозяйки в промежутках между сериями любимых телешоу и бессменные сантехники, слишком ленивые чтобы реагировать даже на новые вызовы.
Стайлз же летними вечерами, скорее по привычке, штудировал знакомые волны местных копов.

В то время вспышки неизвестной болезни где-то в Южной Корее казались делом изрядно далеким.

Плохо различимый мусор противно поскрипывает под ногами. Нагретый металл рукоятки скользит в потеющей ладони.
Стайлз бы сейчас не отказался от отцовской Беретты или хотя бы от набора самовыдвигающихся когтей в придачу к суперзрению, но в данный отрезок его существования – бита, утащенная из окоченевших рук какого-то панка на автобусной остановке, лучшее, что есть в его арсенале.
На самом деле Стайлз даже гордится своей битой, несмотря на тот факт, что она еще ни разу не исполнила свое явное предназначение.

Скотт самоотверженно отправился разведать обстановку, чтобы они могли найти выход наружу – после того, как оказались отрезанными от главного входа кучкой особенно кровожадных живых мертвецов.
Не все зомби представляют сильную угрозу, только недавно обращенные, чья плоть еще не дошла до нужной кондиции разложения, отчего они не упускают возможности использовать свои полуживые мышцы на полную мощность. В последние недели Стайлз стал просто экспертом по бегу с препятствиями.

Стайлз спотыкается пару раз, цепляясь за ржавые рельсы. Пятый день весьма ограниченного рациона плохо сказывается на ослабевающем организме.
Стайлз крепче стискивает лямку своего потрепанного рюкзака и усиленно прислушивается к любому шороху. Желание прокричать имя Скотта становится слишком велико.

Они не были экстремалами, не шли против системы и не скрывались от правительства. Они просто были идиотами. Идиотами, которые решили потрахаться в самый неподходящий момент своей жизни.

В Калифорнии вирус скосил без малого девяносто семь процентов всей популяции.
Фраза Птичий грипп звучит довольно безобидно, пока люди в респираторах не забирают среди ночи твоего отца, вешая на него бирку со штаммом H5N1, и не увозят в специальный лагерь для зараженных.
Бдительные соседи. Школьные друзья. Даже старушка с Робинсон-сквер, которая продавала лучшие пончики в городе – все готовы были донести на любого, у кого были замечены признаки инфицирования.
Перечень которых осуждающе глядел со всех билбордов города. Или с экранов телевизоров. Или красовался в брошюрках, заботливо рассылаемых по домам каждый вторник.
Люди боялись даже чихнуть лишний раз.

Несмотря на все меры предосторожности, через две недели с начала распространения вирус стригущим лишаем выбрил больше половины населения планеты.

Стайлз в деталях знает, как это происходит. Утром в четверг Лидия Мартин, пошатнувшись на своих высоких шпильках, упала прямо в его объятия на полупустой стоянке перед супермаркетом.
Школьная принцесса захлебнулась собственной кровью, запачкав его любимую рубашку.
А через восемь часов она возвратилась из забвения в лучших традициях диснеевских падчериц с семью карликами и разорвала горло своему принцу. И хотя Стайлз не оплакивал смерть Уиттмора от слова совсем, в тот момент стало совершенно ясно, что паника прокралась и в Бикон-Хиллз.

За Джоном Стилински пришли месяц спустя после официального объявлении об эпидемии.
Оставшись на собственном попечении, Стайлз не был уверен, что боженька одарил его иммунитетом, но и проверять не спешил – большую часть времени он предпочитал отсиживаться дома, с заколоченными окнами и с табельным оружием отца под подушкой.

Скотт проводил с ним почти каждую ночь, разрываясь между Стайлзом и защитой Мелиссы. Младший Стилински отказывался благоразумно переехать к ним, приговаривая, что его дом – его крепость. Хотя на самом деле он просто наивно не желал признавать тот факт, что человечество на этот раз претерпело нехуевое поражение, и что о возврате к собственным домам с резным белым заборчиком можно навсегда позабыть.

Стайлз продвигается медленно, периодически оглядываясь на пройденный путь и в очередной раз проклиная свой карманный фонарик за сдохшие батарейки.
Впереди маячат очертания одиночного вагона с выбитыми стеклами.

Количество жителей редело в буквальном смысле по часам. Трупы сжигали в крематориях. В самодельных кострах. В их собственных домах.
Правительство объявило, что выжившие будут доставлены в специальные блоки под охраной. Мелиссу в принудительном порядке увезли с другими медиками.
Через сутки, для всех уцелевших в Бикон-Хиллз хватило всего одного автобуса.
Стайлз бы ни за что не отказался бросить свой верный джип, если бы какая-то сука не выдрала у него аккумулятор со всеми потрохами, прихватив с собой еще и трамблер.

На границе въезда в Нью-Йорк, заваленной пропаленными шинами, автобус по просьбам особо нуждающихся сделал остановку у брошенного супермаркета – все окна заклеены агитационными плакатами с призывом в отряд добровольцев.
Пока выжившие пополняли свои запасы чипсов и именными банками кока-колы, Стайлз и Скотт в окружении грязного кафеля и толчков упражнялись в собственно-выверенной стратегии по успокоению нервов, включающей в себя наспех стянутые джинсы и натуральную смазку.

Только вот через десять минут на месте сине-белого автобуса расположилась компания попахивающих мертвечиной ньюйоркцев.
По всей видимости, сравнив неравные силы, калифорнийцы решили смотать удочки, бросив всех запоздавших на самопопечение.
А ведь Стайлз не зря предупреждал, что отсутствие специально обученной охраны в их дышащем на ладан транспорте, еще вылезет им боком.

Скотт потом еще долго отплевывался от привкуса дохлятины на языке.
Стайлз дня два отказывался его после этого целовать.

Частично покореженный вагон тянет к себе словно магнитом. У Стайлза всегда зашкаливал индекс любопытства.
Дробленые стекла россыпью на пыльном полу, выдранные сидения, подранная обивка – словно после пати оборотней в особо яркое полнолуние.

Карту города они нашли в ближайшем раздолбанном киоске – единственное, что им известно о спасительной зоне, что она находится где-то в западной части города.
Передвигаться приходится медленно, постоянно ища пути обхождения скоплений очередных представителей зомби-муви.

Поговаривают, что лагерь для зараженных всего лишь правительственная чушь – ровно как и лекарства временно сдерживающие патоген – и всех инфицированных просто свозят в общую яму для истребления.
Стайлз часто возвращается мыслями к отцу, заставляя себя не терять упархивающую в створки здравомыслия надежду.

Из глубины тоннеля доносится приглушенное шуршание. Стайлз поднимает биту повыше, крепко сжимая обеими руками.

- Стайлз, какого хрена, я же просил дожидаться меня на станции.

Тусклый свет фонаря выхватывает из темноты лицо Скотта. Стайлз облегченно выдыхает.

- Знаешь, Скотти, я думаю нам нужно всерьез обсудить твою политику в адрес моей так называемой безопасности, потому что она нифига не работает.

- Мы все еще живы, - усмехается Скотт, сокращая между ними расстояние. - И нам повезло – выход на Бедфорд-парк свободен.

- Окей, но...

Стайлз не успевает договорить, не зная, что срабатывает быстрее – инстинкт быстрого реагирования на внезапное движение со стороны дверного проема вагона или предупреждающий крик Скотта.

Клокочущий рокот сменяется вспыхнувшим рычанием. Скотт отталкивает Стайлза в сторону, когтями рассекая дряблое горло, прошитое трупными пятнами. Жирный зомби довольно медлителен и неповоротлив, видимо, еще из партии самого первого выпуска. Коллекционная модель.

Со стороны покинутой Стайлзом станции доносится новый приступ возрастающего глухого треска. Что-то к ним приближается. И очень быстро.
Еще одна серия лампочек гаснет в отдалении. Длинный тоннель препарирует расширенные зрачки густым мраком.

Утробный рык с хрипящими нотками всего в нескольких шагах – Стайлз размахивается и со всей дури мажет по выскочившему на просвет силуэту.
Стайлз вскидывает биту и бьет снова. И снова. Шипы с чавкающим звуком пронзают черепную коробку подгнивающего трупа.

Скотт выдирает трахею жирному зомби и оборачивается на зашкаливающий ритм сердцебиения. Стайлз дышит урывками; с шипастых кончиков капает просроченный ликвор.

- Стайлз? Стайлз, ты в порядке?

Стайлз кивает с легкой заминкой. Скотт смыкает теплые пальцы на его запястье.

- Не делай так больше, - тембр мягкий, но с легким нажимом.

Скотт вытирает о куртку перепачканную в крови руку и тянет Стайлза за собой, уводя подальше от сцены расправы.

- Сегодня я спас наши задницы, МакКол, - Стайлз переводит дыхание, пришпиливает к лицу довольную улыбку.

Скотт с тихим рыком толкает его к бетонной стене. Стайлз выпускает биту из рук.

- Все равно. Я не хочу, чтобы ты в этом участвовал, - Скотт трется носом о чужую щеку, опускается к шее. Втягивает запах пота и подскочившего адреналина.
- Это конечно все ахуеть, как трогательно, что ты беспокоишься о моем душевном равновесии, но я ничего не могу обещать, - Стайлз сдавленно охает, когда бедро Скотта вжимается в его пах.

Поцелуй выходит жарким и по определению довольно безумным, на фоне прилагающихся декораций.

Стайлз цепляется пальцами за края джинсовой куртки и смотрит в алые радужки.

- Больше не смей бросать меня на пустых станциях долбаного Бруклина.
- Ничего не могу обещать.

Скотт смеется, за что получает тычок под ребра. Стайлз недовольно прищуривается и тянется за новым поцелуем.




Название: Behind The Colors
Автор: ShellyCooper
Пейринг: Скотт/Стайлз
Рейтинг: PG-13
Жанр: недоангст
Размер: 729 слов
Саммари: написано по арту fc00.deviantart.net/fs71/f/2012/302/f/d/stilesa...

Стайлз возвращается в субботу.
В один из таких вечеров, когда лето уже не набивает легкие сборником свежих трав, словно шаман трубку мира, а осень еще не успела подкинуть иссушенных дров в камин подступающей прохлады.

Стайлз возвращается в седьмом часу.
В такое время, когда солнце еще не свалилось в бездну за горизонтом, но небосвод уже скрадывает тьма.

Стайлз возвращается на знакомую улицу, останавливается у почтового ящика с давно выцветшей красно-рыжей краской, на которой еще узнаются отпечатанные где-то на подкорке воспоминаний цифры.
Стайлз возвращается в то место, которое когда-то называл домом.

Миссис Битчем – седовласая соседка из очаровательного коттеджа напротив – украдкой одергивает занавеску и семенит к телефонном аппарату; Элеонора Битчем всегда любила первой оповещать многочисленных знакомых о любых новостях в городе.
Миссис Битчем уверена, что появление в Бикон-Хиллз сына шерифа, пропавшего после весьма странной и не менее трагичной заварушки в участке три года назад, станет просто сенсацией.

Стайлз возвращается.

*

Первой узнает Лидия.
Когда по цепочке городских слухов новость влетает в раскрытое на втором этаже окно Скотта – Скотт не придумывает ничего лучше, как сломать хрупкую рамку, подаренную на девятнадцатилетие заботливой Мелиссой, с фотографией, окрашенной в цвета школьной команды по лакроссу.
Закатное солнце окунает раздробленные осколки в янтарное сияние.

*

Базилик, вереск, перечная мята и сандаловое дерево – для защиты.
Герань, лаванда и тмин для повышения силы; своеобразная доза мужества.

Стайлз знает, что белладонну можно заменить табаком, мускатный орех корицей, а мяту шалфеем.

Стайлз учился смешивать травы у старейших друидов, что встречались у него на пути – друиды используют ингредиенты только растительного происхождения, – но сейчас его целью чаще всего является наспех собранный пакетик, содержимое которого обещает ему миры похлеще образов Миядзаки.

Стайлз знает, что с каждым разом дозу приходится повышать, но предпочитает довести привыкание до критической точки.

Стайлз не заходит в дом. Сидит на ступеньках у заднего крыльца, затягиваясь плотно скрученным косяком.

Стайлз слышит отдаленный вой со стороны возвышающихся сосен. Частная территория, вещал когда-то Хейл – Стайлз слабо усмехается, вспоминая события прошлого; будто кинолента с оттиском чужой жизни.

*

Запах сосновой смолы и сырости, вписанной обязательным пунктом в распорядок сентября.
Ветер подхватывает недавно опавшую листву и вдувает сквозняки в рукава курток.

Скотт прячет руки в карманах джинс:
- Почему ты вернулся? Почему сейчас?

Стайлз поднимает глаза; взгляды встречаются – взгляды бывших друзей, любовников, врагов.
Дорог пройдено слишком много, но едва ли хоть один из них уверен, какой именно путь был верным.

Стайлз говорит:
- Я решил, что сейчас самое время.

- Ты изменился.

Скотт не спрашивает, лишь подмечает очевидный факт. Чувствует тем чутьем, что досталось ему в качестве дара или проклятия – итог всегда зависит от масти козыря.

Стайлз медленно моргает – радужка наливается ярко-красным отблеском.

- Как?

Скотт усаживается рядом, на остатки когда-то могущественного Неметона, пока они не спалили его корневище до пепла; только вот слишком поздно они разыграли нужную карту.
Шерифа и Эллисон уже было не спасти. Возможно, и Стайлза тоже.

- Как ты можешь догадаться, Скотти – не всем выпадает стать альфой только за счет собственного благородства, - тянет губы в ухмылке, но в глазах ни намека на тень улыбки.

Кроны деревьев клонятся и хрипят треском стволов в такт возрастающему порыву ветра.

Стайлз говорит:
- Я хотел сбежать отсюда. Сбежать как можно дальше. Забыть, вырвать из кровеносной системы к херам каждый глоток кислорода, что я сделал в этом гребанном городе.
- Удалось?
- Вряд ли это было возможно. Знаешь, Скотти, страх он как обезумевшая псина – будет кусаться, пока не пристрелишь. Так вот мне пришлось спустить целую обойму в эту суку.

Скотт набирает горсть земли в ладонь, перебирает в пальцах влажную от вечерней росы пыль.

- Здесь давно ничего не происходит. Никаких ритуальных жертвоприношений, чокнутых Хейлов или мстительных Арджентов. Ничего.

Скотт не сдается:
- Почему ты здесь, Стайлз? Тебе нужна стая?

- Я думал, она у меня уже давно есть, - впервые за вечер улыбка выходит с нарастающим эквивалентом искренности.

- У стаи может быть только один лидер и альфа, - поддевает Скотт.
- Брось, МакКол, ты никогда не был сверху, - ухмыляется Стайлз; чувствует на уровне грудной клетки давно позабытую легкость.

Скотт быстро вскидывается и отмеренным движением валит Стайлза на спину, упираясь руками ему в плечи; прижимает к пепельной земле.
Стайлз знает, что его легкость из того разряда, когда тебя вспарывают от подбородка до низа живота, вытаскивая кишки из брюха.

- Что если ты снова уйдешь?

Лицо Скотта совсем близко, считанные дюймы, но разделенные милями времени.

- Мне больше некуда бежать. Рядом с тобой – я дома, Скотт.

Это как шаг в пустоту.
Только с уверенностью, что удержат.




Название: Reality Bites
Автор: ShellyCooper
Пейринг: Скотт(/)Стайлз
Рейтинг: PG-13
Жанр: недоангст дубль два
Размер: 675 слов
Саммари: '- Это так банально, - говорит Кейт. - Очередной эмиссар, влюбленный в своего альфу.'
Предупреждения наличие обсценной лексик, но отсутствие всякой вычитки.

- Ебаный Денвер, - говорит Стайлз.

Щурится от солнечного оскала в пыльном городе; хлопает дверцей джипа.
У Стайлза в привычке жаловаться на каждый город, в котором они останавливаются; Скотт слишком хорошо знаком с привычками лучшего друга, чтобы реагировать на них значительнее кивка головы.

Очередной захудалый отель; провонявший дымом и прокисшим пивом бар на нижнем этаже здания.
Очередные слухи о том, что здесь видели Кейт Арджент, устилающую свой путь телами разнокалиберных жертв ее продырявленной самовыдержки.

- Может в этот раз нам повезет больше, - говорит Скотт; по мнению Стайлза, их альфа слишком много пиздит об эфемерной надежде.

С заднего сидения выбираются Кира и Лиам; среди них уже не осталось школьников, но каждый раз подобная затея все еще проливается в глубину зрачков картонным миражом постановочных пьес в честь Дня Всех Святых.

Скотт с фальшивой необходимостью помогает вовсе-не-обделенной-силой лисице поднять сумку со снаряжением; Скотт беспечно улыбается и шепчет ей что-то наверняка ободряющее; словно стая выбралась на гребаный пикник, а не на сафари с психопаткой.
Стайлз не отворачивается и не моргает, даже когда центр ярчайшего светила смещается на этих двух и прожигает ему сетчатку.

Скотт заходит в засаленное нетрезвым дыханием и пошлыми шутками третьего сорта помещение.

Кажется, в этот раз им действительно повезло.

*

Стайлз ощущает во рту привкус меди, не сразу смекая, что это его собственная кровь; перед глазами пляшут разноцветные всполохи, мешая сфокусировать взгляд.

- А я уже боялась, что ты не очнешься, - до омерзения знакомый голос раздается над головой.
- Ты обо мне беспокоилась? Прости, не могу отвесить реверанс в благодарность, - Стайлз чувствует под щекой холодный настил бетона; ослабшие пальцы от крепко стянутых бечевкой запястий неторопливо проходятся по доступной поверхности – под ногти забивается серый песок.
- О, ну разумеется, я не могла лишить себя удовольствия снова заглянуть в эти большие оленьи глаза, - насмехается Кейт.
- Знаешь, если ты собираешься меня освежевать ради утоления ненасытной жажды своей внутреннего Джека Потрошителя, то лучше приступай сразу к делу – я сегодня не настроен на разговоры.

Щелкает выключатель и вслед за жужжанием темноту пожирает желтоватый отсвет яркой лампочки; Стайлз окидывает взглядом небольшой подвал с оголенными стенами и, кажется, совсем не удивляется схожим наклонностям семейства Арджентов.

- Расслабься, Бэмби, - почти дружелюбно произносит Кейт. - Как только МакКол достанет для меня одну важную вещицу – ты свободен.

Кейт склоняется ближе; Стайлз подавляет желание плюнуть в эту осточертевшую ухмылку.

- Боишься мести Скотта в качестве неминуемых последствий? - Стайлз будет язвить даже с дулом пистолета на языке; коротко ведет плечами, безуспешно пытаясь перекинуться в сидячее положение. - Он все равно о тебе не забудет, так что ты зря стараешься.

Кейт рывком поднимает его, прислоняя спиной к опорной балке, сжимает пальцы на предплечьях – вспарывает через тонкую рубашку кожу отросшими когтями.

- Это так банально, - говорит Кейт; усмешка-оскал становится шире. - Очередной эмиссар, влюбленный в своего альфу. История стара, как мир. И поверь мне, он знает, они всегда это знают. Мне даже немного жаль тебя.
- Не льсти себе, социопаты не способны на жалость, - только голос слегка подводит.

Стайлз думает, что физические пытки прекрасная альтернатива подобным разговорам.

*

Месяц спустя мысли-пираньи все еще рвут на куски заплутавшие воспоминания. Слова Кейт пробили изрядную брешь в аутогенной системе защиты; нафаршировали ядом сомнений.

Стайлз не знает, какой именно момент был переломным до осязаемой дрожи в суставах – первый поцелуй в качестве дружеского эксперимента? теплая ладонь на плече в недели обитания в больнице? или встречный взгляд, понимающий всегда больше, чем можно просить?
Просто однажды маятник застыл на той стороне, где усталость уже не дает выкраивать оправдания самому себе.

Фантомная боль прогрызает озоновые дыры в оболочке припрятанных на задворках памяти давних событий.

- Стайлз, ты нам нужен, - говорит Скотт по телефону из очередного изъеденного молью проблем штата. - Ты нужен мне.

И Стайлз сдается. Вот так просто сдается в удушающие объятия своей персональной кессонной болезни; Стайлз получает мрачное удовольствие от ощущения лопающихся кровеносных сосудов при взгляде на чужое счастье.

Стайлз не знает, какой именно момент был переломным.
Просто однажды, человек, который всегда рядом, оказывается единственным человеком, с которым ты можешь себя представить.


*

- Долбаный Вермонт, - говорит Стайлз; щурится от слишком огромной дыры под легкими.



@темы: AU, PG-13, R, Скотт МакКолл, Стайлз Стилински, ангст, романс, фик

Комментарии
2015-02-17 в 01:14 

Brianna G. *
just in case // -С чего мужчине жениться на мужчине? -Так безопаснее. ("В джазе только девушки")
Behind The Colors понравился, а теорема о двойном соприкосновении поразил в самое сердце:heart:

     

24+11

главная