05:46 

Обстоятельства места

Vezuvian
И всё-таки творческий пёр прекрасен!
Название: Обстоятельства места
Автор: Vezuvian
Пейринг, персонажи: Скотт\Стайлз, Скотт/Кира, Стайлз/Малия; агент МакКолл, Мелисса, Дюкалеон
Рейтинг: R
Жанры: кейс-фик, слеш, юмор, хёрт-комфорт, немного флаффа;
Размер: миди
Статус: в процессе
Саммари: И сейчас агент МакКолл умирает. В лесу Аляски. В одиночестве и забвении. Наверное, шериф даже не сообщит о его пропаже. Скажет, что не приезжал такой и точка. Внезапно Рафаэль услышал шаги. Неспешные, лёгкие... чуть шаркающие. Точно человек.
Предупреждения:
1. Кровищща (Хотя кого этим в наше время удивишь?)
2. Авторский взгляд на мораль может не совпадать с общепринятыми нормами.

Рафаэль МакКолл лежал на земле, смотрел в ночное небо и размышлял о том, что убил его совсем не маньяк — тот был всего лишь инструментом, — а неповоротливая машина бюрократии, из-за которой он не успел вовремя получить ордер и отряд с автоматами. А вызвать подкрепление непосредственно из леса не вышло — связи здесь нет.

И вот разлёгся агент МакКолл на траве, раскинув руки-ноги звёздочкой. На предплечьях продольные раны, из которых тяжело, сгустками выталкивается кровь. Где-то на запястьях — позабытые верёвки, тянущиеся к ближайшим деревьям, но Рафаэль уже почти не чувствовал их, как и не ощущал своих ног. Он потерял слишком много крови.

Но мозг... мозг работал. Странно, но работал. Будто у него осталось только зрение и слух. Абсолютное созерцание. Мистическое прозрение, ради которого надо было только... умереть. А мысли... мысли были. Кристально-ясные, быстрые, но не вызывающие никакого эмоционального отклика.

Рафаэль МакКолл умирал, осознавая, что шериф всеми силами ему препятствовал и наверняка специально задержал ордер. Но это... это была мимолётная вспышка мысли, не заботящая его более. Все мысли неизбежно вели к семье.

К Мелиссе и Скотту.

Агент МакКолл прокручивал перед внутренним взором их лица, их слова, их жесты... и медленно осознавал, что его поездка изначально была обречена на провал. Они давно научились жить без него. Он был для них досадной преградой, прошлым, которое зачем-то вернулось, крича, что оно что-то значит... когда он не значил ничего.

Скотт... такой умный, взрослый и ответственный. Которого совершенно не волнует, что отец пришёл или не пришёл на игру. Скотт, который игнорирует все его попытки сблизится и смотрит на отца как на пустое место. Скотт, который спокойно реагирует на наёмных убийц и ходит по полицейскому участку как дома. Хотя тут скорее заслуга Стайлза...

Который тоже вырос. Он всегда был умненьким мальчиком, но превратился в того, от чьей проницательности и жестокости иногда бросало в дрожь. Но Рафаэль этого не замечал, предпочитая концентрироваться на знакомой неуклюжести.

А Мелисса... Мелисса смотрела на всё это и смеялась. Смеялась, глядя на его попытки сблизиться, потому что изначально знала, что всё это бесполезно.

И сейчас Рафаэль умирает. В лесу Аляски. В одиночестве и забвении. Наверное, шериф даже не сообщит о его пропаже. Скажет, что не приезжал такой и точка.

Мысли, которые тянули агента МакКолла за грань не хуже потери крови внезапно оборвались. Рафаэль услышал шаги. Неспешные, лёгкие... чуть шаркающие. Точно человек. Маньяк вернулся? Может, добьёт... хотя он никогда так не делал, только развешивал кишки жертвы по веткам, пока жертва ещё дышала, а потом уходил... Но кишки Рафаэля были на месте — он не был миниатюрной блондинкой, достойной украшать своими внутренностями деревья.

Но этот кто-то не походил на случайного прохожего. Он не кинулся трясти, замерять пульс и проверять, жив ли Рафаэль. Да и какой случайный прохожий в лесу, где орудует маньяк?..

Нет, этот человек залез в его внутренний карман, достал удостоверение и телефон. Открыл удостоверение. Хмыкнул. Разблокировал телефон, нажал несколько кнопок и снова хмыкнул. Затем прозвучало шуршание и щелчки от нажатия кнопочного телефона.

В тишине ночи звонко раздались долгие гудки.

— Доброй ночи, — произнёс незнакомец. — Узнал меня?

Что ответили на том конце провода Рафаэль не расслышал.

— Я тут наткнулся в лесу на некого агента МакКолла. Знаешь такого? Тише, тише, успокойся, всё в порядке. Хотя, конечно, не в порядке. Кажется, он стал жертвой местного сумасшедшего... Да не меня, я не местный. Он пока дышит. Но только пока. Могу помочь в память о... Что ты хочешь, чтобы я сделал? Больница? Ладно, хорошо, но если?.. Да, понял, больница. Я перезвоню тебе из машины, тут каждая минута на счету.

Картинка перед глазами Рафаэля изменилась. Вместо неба — деревья. Перевёрнутые. И мелькают так быстро... неужели он уже в машине? Головой наружу, будто пёс...

В какой-то момент агент МакКолл потерял сознание, потому что очнулся он от голоса:

— Да, это снова я. Еду. Пока жив. Аляска, город Анкоридж. Это на юге. Да, здесь есть юг, это не крайний полюс. Чему тебя только в школе учат?.. Наверное, маньяка. А я — леса, полные дичи и отсутствие общество. Да дышит, дышит он. Скорее всего доедем. Да, Нэйтив Медикал Сентер. Лучше на самолёте. Да. Да. Конечно. Не за что.

Незнакомец сбросил звонок.

Агент МакКолл смотрел на серый потолок автомобиля. Не хватало сил, чтобы повернуть голову. Не хватало сил, чтобы спросить, кто этот странный мужик и кому он звонит.

В следующий раз Рафаэль очнулся уже в больнице под писк приборов. Всё зверски болело. Кажется, он отморозил половину тела... но раз он мог это почувствовать, значит, кровь уже восстановилась. Только... повернуть голову и открыть глаза не получалось. Но тепло, боль, успокаивающий писк приборов... он точно в больнице. Только в безопасности ли?.. Если в деле замешан шериф...

Послышался звук открываемой двери, лёгкий шелест одежды и равнодушное:

— Не рекомендую этого делать.

Его спаситель? Что разве он уже не должен был отправиться домой?..

— Дюкалеон? Что ты здесь делаешь? Это ты его спас? Но мы же договаривались!

Этот голос агент МакКолл узнал.

Так говорил его убийца

— Мы договаривались, что я не мешаю твоему хобби, если ты не мешаешь моему. Но, видишь ли, убийство этого человека очень мне помешает.

— Но это же федерал! И он меня видел!

— Прекрасный предлог, чтобы переехать. Да и тебе в любом случае надо бы переехать. За этим федералом стоят такие силы... развешивание твоих кишок по деревьям покажется тебе раем.

— Я никого не боюсь!

— А надо бы. В любом случае... ты меня знаешь. Вряд ли у тебя получится быть быстрее меня. А если и получится... что же, тут найдут два трупа, а мне таки придётся уехать в Китай. Но не в гости, а на ПМЖ.

— Неужели великий Дюкалеон, альфа альф кого-то боится?

Агент МакКолл зацепился за эти слова. Дюкалеон. Альфа Альф. Что-то неуловимо знакомое...

— Я не потому стал альфой, что высокомерно не обращал внимания на опасности. Но хватит об этом. Поверь, Пэлтс, ты мне чем-то даже симпатичен... поэтому я даю тебе шанс уйти. Если нет... твой труп доставит мне гораздо меньше проблем, чем его.

— Ладно. Но только из уважения к тебе.

— Несомненно.

* * *

В следующий раз агент МакКолл очнулся от голосов. Но что-то было не так. Тела... не ощущалось. Не было боли, не было тяжести и слабости. Была только лёгкость... Казалось, стоит только подумать — и взлетишь!..

— Он потерял очень много крови, — говорил лысый дядюшка в белом халате. — Его сердце едва билось, когда его привезли сюда. Мы не знаем, сколько процентов мозга повреждено и насколько эти повреждения необратимы.

«Эй, я тут! — хотел сказать Рафаэль. — Смотрите, я очнулся!»

Но из горла не вырвалось ни звука.

Горла не было.

Агент МакКолл оглянулся и почувствовал, как вся его сущность леденеет. Он... его тело лежало в кровати, подключённое к приборам. Пепельно-серая кожа, глубокие тени под глазами, едва заметное дыхание, но всё же... оно дышало. А кардиограмма размеренно показывало пики.

— Вы знаете, кто его принёс? — спросил Скотт.

Врач растерялся. Обычно безутешные родственники задают совсем другие вопросы.

— Медсёстры говорят, что это был белый мужчина лет сорока-пятидесяти... но он ушёл.

— И вы не спросили его имени?

— Молодой человек! Мы боролись за жизнь вашего отца! Нам некогда было записывать паспортные данные того, кто, очевидно, спас его! Миссис МакКолл, что вы делаете? Положите карту на место!

— Успокойтесь, доктор Уильямс, я всего лишь проверю показатели. Я медсестра.

Мелисса деловито осматривала планшет с записями. Через её плечо заглядывал Стайлз.

И никто, совершенно никто не обращал внимания ни на тело Рафаэля, ни на его дух.

— А это разве нормально? — Стайлз ткнул в одну из строчек.

— Показатели на границе допустимой нормы, — отозвалась Мелисса.

— А он тоже медсестра? — едко спросил доктор.

— Нет, я просто разносторонняя личность, — отмахнулся Стайлз.

— Доктор Уильямс, — перевёл его внимание на себя Скотт. — Можем мы немного побыть тут? У вас наверняка много работы, а мы не причиним неудобств, — и, глядя, как врач хочет отказать, улыбнулся: — Пожалуйста.

Доктор пробурчал что-то недовольное, но удалился.

— Чувак, в следующий раз ты пойдёшь со мной в банк, — сообщил Стайлз, оглядывая друга. — Будешь улыбкой сбивать долговые проценты.

Скотт скривился.

— Что там у вас? — спросил он.

— Остатки хлороформа, — доложил Стайлз. — В остальном всё ожидаемо хреново. Насколько у него повреждён мозг можно посмотреть только в томограмме, а тут томограф слегка... устарел. В любом случае, его скоро переведут куда-нибудь поближе к Вашингтону. Страховка федеральных агентов...

— Вопрос в том, можем ли мы это допустить. — Скотт подошёл к телу отца и взял его за руку.

Рафаэль-дух сначала обрадовался, подумав, что это сентиментальный жест, но его сын сосредоточенно считал пульс. Будто кардиограммы мало.

— Я бы предпочёл, чтобы его вылечили врачи, — заметил Стайлз.

— Да, это было бы лучше всего, — добавила Мелисса.

— Конечно. Но если нет...

— Нет, чувак, не говори об этом. Не хочу даже думать. Вот просто стоп. Нам одного федерального маршала достаточно.

— Она же человек? — Скотт оглянулся на друга в непонимании.

— Во-во. А прикинь, если она была бы чем-то?.. Ладно, у тебя есть что?

— Запах Дюкалеона. Крови. Медикаментов... Если запах убийцы и был, то я его не чую.

— Ладно, значит ищем старину Дюка, — решил Стайлз. — Он наверняка должен знать, кто шалит на его территории. Ну и спасибо заодно скажем. Как бы не было жутко от этой мысли... Что вы на меня так уставились? Он у меня за спиной стоит, да?

— Здравствуй, Скотт, — произнёс названный Дюкалеоном. — Мелисса. Стайлз. Как дела? Как близнецы?

— Эйдан умер, а Итан благоразумно от нас убежал, — сообщил Стайлз. — Неужели ты о них беспокоишься? Ты же их бросил!

— Умер? Как? — насторожился Дюкалеон, не слушая вторую часть фразы.

— Не беспокойся, — ответил Скотт, бросив на друга предостерегающий взгляд. — Мстить уже некому. Ты знаешь, кто это сделал?

— Один местный маньяк. Любит кишки на ёлку вешать.

Дюкалеон и Скотт схлестнулись взглядами. Рафаэль с нехорошим холодком понял, что его сын и может быть той самой опасной силой. Точно так же — уверенно и нечитаемо, — смотрят боссы мафии.

— Да, мы умеем гуглить, — отозвался Стайлз. — Может скажешь что-нибудь, что неизвестно журналистам?..

— Я уже и так сделал достаточно. — Дюкалеон перевёл взгляд в его сторону и Стилински не смог его выдержать, задёргался.

–– Ну, если бы ты сделал достаточно, то не пришёл бы сейчас, — слабо сказала Мелисса.

Она выглядела решительной и твёрдо взявшей себя в кулак, но... Именно на контрасте с парнями был заметен её страх.

— Я просто хотел убедится, дорогая, что твой муж в порядке. Было бы обидно, если бы я его вроде как спас, позвонил вам, а потом выяснилось, что кто-то убил его уже в больнице. Так что передаю его вам с рук на руки.

— Стоп. Были попытки? — насторожился Скотт.

— О да, были. Но это всё, что я могу сказать. Кому как не мне уважать чужие хобби?..

Стайлз скривился так, будто съел два лайма и заел их рыбьим жиром.

— Ладно, хорошо, — сказал Скотт, протягивая руку. — В любом случае... Спасибо.

— Пожалуйста, — отозвался Дюкалеон, пожимая её. — Будешь должен.

— Это вряд ли. Но можешь просить помощи в любое время.

— Да... старая школа. Ни долгов, ни одолжений. Только свои и чужие... Мой дед об этом рассказывал. Как хорошо, что возрождаются старые традиции.

— Да. Хорошо.

Дюкалеон усмехнулся на прощание и вышел.

— Фух, жуткий чувак, — отозвался Стайлз.

— Ты подписан на его инстаграмм, — напомнил Скотт. — И он всё ещё может тебя слышать.

— Так это же комплимент! Я на сто процентов уверен, что он перед зеркалом отрабатывал.

— Ладно, проехали. Мам...

— Я поброжу по больнице, попробую что-нибудь узнать, — сказала Мелисса.

— Камеры видеонаблюдения, не забудь про камеры видеонаблюдения...

«Это незаконно!» — хотел воскликнуть агент МакКолл, но не смог, его никто не слышал.

— Надо сходить в офис шерифа, выяснить, что они знают, — сказал Стайлз.

— И на место преступления найти и осмотреть, — отозвался Скотт.

— И остаться тут, проследить, чтобы никто не напал.

— Чёрт. Может, позвонить кому?

— Кому? Малие? У неё экзамены. Лидии? У неё экзамены Малии. Лиама в Аляску не отпустят родители. Пэрриш? Мы и так сильно ослабили город, не надо ещё ослаблять полицию.

— Дерек?

— А к Дереку прилагается Брейден. А к Брейден — арсенал. Думаю, у неё будут проблемы с пересечением границы.

— Чёрт, — отозвался Скотт, присаживаясь на край кровати.

— Чёрт, — вторил Стайлз, усаживаясь в кресло. — Хотя стоп. С каких это пор федералы бродят по одиночке?

— Ну, в Бикон-Хиллз он приезжал один...

— Портить жизнь в личных интересах. Может, он отпуск брал?..

— Звони отцу.

— Лучше Брейден. У неё наверняка остались связи.

— Тогда уж Дереку. С тебя она знаешь сколько сдерёт? А на него она работает за красивые глаза.

— Ты считаешь глаза Дерека красивыми?..

— Тебя Питер покусал? Ну, в смысле, ещё раз. На этот раз заражая сарказмом.

— Я серьёзно спрашивал.

— Оу. Это ещё хуже. Нет, конечно, «красивые глаза» — эвфемизм. Думаю, там гораздо больший... комплекс упражнений. Но всё равно лучше звонить ему, — вздохнул Стайлз, поднимаясь. — А я пойду отца успокаивать, что это не дикая Мексика, а всего лишь Аляска, не дикая волчица с армией берсерков, а всего лишь тихий, мирный, цивилизованный маньяк.

Стайлз вышел, Скотт взялся за телефон.

А Рафаэль начал медленно опускаться, осознавая, насколько много он пропустил.

* * *

Агент Коул Гриффит много слышал о сыне своего напарника и сейчас, стоя перед ним, испытывал чувство неловкости. Он знал, что должен был быть с МакКоллом в тот проклятый момент, но его задержали на другом конце города... А Рафаэль не мог допустить, чтобы похитили ещё одну девушку.

— Слушай, сынок, я понимаю, что ты беспокоишься об отце... но тебе лучше пойти посидеть с ним, а не лезть в это дело, — максимально участливо и терпеливо проговорил агент Гриффит, стараясь соскрести мозги в кучку.

По словам напарника, его сын был милым, добрым, неуклюжим мальчишкой, что болел астмой и носил брекеты. Но перед ним стоял молодой мужчина близко знакомый со спортом и... с силой. Скотт МакКолл смотрел на него так требовательно, что хотелось сразу отдать все материалы дела. И при этом он ещё успевал бросать взгляды по сторонам, присматриваться и прислушиваться.

Как бы так осторожно поинтересоваться, не работает ли он в разведке...

— Я не настолько глуп, чтобы бегать по лесу за маньяком с высунутым языком, — отозвался Скотт и глазом не моргнув. — Я просто хочу понять, почему мой отец оказался в этом лесу один. Где были вы? Где были все эти копы?

— Сынок, этим будет заниматься отдел внутренних расследований...

— И где он? Что-то я никого не вижу. Когда они приедут сюда — если приедут, — все уже придумают себе оправдания и найдут алиби. Мне нужны ответы сейчас.

— Ты думаешь, я не хочу узнать? Или что мне плевать, что мой напарник лежит в больнице и, возможно, никогда не сможет подняться?!

— Очень похоже на это. Иначе почему вы до сих пор разговариваете тут, а не трясёте всех подряд в участке, пытаясь выяснить, как так получилось и кто оплошал?

— Потому что я должен ловить этого чёртова маньяка! И, если уж на то пошло, то это я на тебя трачу время. До свидания.

Агент Гриффит развернулся к выделенному им кабинету, но уйти ему не дали.

— Вы действительно считаете, что всё это случайность? — спросил Скотт, легонька сжав плечо агента. Ну, по меркам оборотней легонько. — Или, возможно, кто-то другой распял его на поляне?..

— Распял? — растерялся Коул.

— Следы верёвок на запястьях. Вы его вообще навещали? Интересовались, кто его привёз? И что ночью к нему в палату прокрался некий субъект с белыми волосами, хотя дежурный врач — брюнет, а медсёстры все женщины? Вам стыдно до такой степени, что вы позволите ему умереть?..

— Откуда ты знаешь про?..

— Неважно, откуда я знаю. Важно, почему этого не знаете вы. Так почему?..

Агент Гриффит хотел разозлиться. Честно. Какой-то мелкий недоросль будет указывать ему, что делать?! Да никогда! А потом он посмотрел в эти тёмные глаза, полные непрошибаемости упрямства и решимости, и понял, что на стенку злиться продуктивнее.

— Хорошо. Я съезжу к нему. И поспрашиваю в участке. Можно начинать, сэ-э-эр?

Скотт такому обращению не удивился, только прищурился нехорошо. Наверняка не понравился тон, что только убедило Коула, в том, что этот мальчишка работает на ЦРУ.

— Теперь я не удивляюсь, почему такое случилось. — Скотт с прищуром оглядел собеседника. — До встречи, агент Гриффит.

Скотт поправил наушник в ухе — Вечно эта молодёжь ходит, техникой обвешавшись! — и отправился к выходу из участка. Коул вошёл в отведённый агентам кабинет, уселся за стол, так и не заметив, что там кто-то побывал.

* * *

— Друг мой, — торжественно начал Стайлз, обнимая Скотта за плечи. — Ты очень качественно сыграл сволочь. Я даже почти поверил. Поздравляю, твоё актёрское мастерство растёт... Жаль, что поздновато... прошло то время, когда нам приходилось брехать моему отцу.

— Я не играл, — со вздохом признал Скотт.

— Серьёзно? — Стайлз посмотрел недоверчиво, но руки с плеча друга не убрал.

— Да. Я едва на него не нарычал. Он ведь даже не навестил его! Нифига себе профессионал!

— Будем считать, что у него тонкая душевная организация, и ему не хватает моральных сил навещать знакомых в больнице, — покивал Стайлз. — Иначе вообще как-то грустно за нашу систему охраны порядка. Хотя твой отец хороший детектив. Местами. Чаще всего — не вовремя, м-да...

Неотрывно следующий за ними дух Рафаэля не знал, как отреагировать на эту фразу. То ли за комплимент принять, то ли обидеться...

— Ты нашёл что-нибудь? — спросил Скотт.

Стайлз убрал руки и донельзя довольно улыбнулся.

— Сфотографировал доску мозгового штурма, некоторые материалы и...

— И?

— Нашёл один макбук с симпатичным младенчиком на заставке.

— Агент Гриффит не заметит?

— Макбук был в закрытом портфеле.

— В твоей системе обыска есть логика?

— Конечно! Самое интересное всегда либо носят с собой, либо держат в закрытых сейфах. Их я взламывать пока не умею... кстати, надо бы попрактиковаться, полезный навык же!

— Как-нибудь потом, — пообещал Скотт. — А сейчас надо купить еды. Нас ожидает весёленькое ночное дежурство.

— Обожаю спать в креслах!

* * *

Разумеется, никто не разрешил бы им провести всю ночь в палате, будь ты даже трижды сыном. Максимум — неудобные стулья в зале ожидания. И даже Мелисса ничего не смогла сделать, не её территория.

Поэтому где-то в девять перед окном палаты Рафаэля появилась устрашающая горбатая фигура. Фигура ловко спрыгнула откуда-то сверху, зацепилась за карниз, подтянулась на одной руке, а другой — открыла окно. Агент МакКолл заметался, не зная, как позвать на помощь, что сделать, он ведь призрак... чьё коматозное тело сейчас сожрут.

Но вот чудовище пролезло в палату... и распалось на две части.

— Кхе-кхе, — раздался сдавленный шёпот Скотта. — Чувак, ты меня чуть не задушил!

— А нефиг было прыгать без предупреждения. Я, знаешь ли, не привык с крыш сигать, испугался немного! — интонации шёпота Стайлза метались между возмущением и восхищением. — Хотя всё было не так уж плохо... Думаю, я знаю, что попрошу у тебя на Рождество!

— Малию попроси и можешь не ждать Рождества.

— Э. Кататься на собственной девушке... э-э-э...

— А на лучшем друге — норм? Дискриминация, однако.

— Ну, хотя бы выглядит не настолько странно. Хотя не, вру. С Лиамом это бы смотрелось ещё хуже. Я же раза в два его крупнее, но наверняка он может меня без напряга утащить. А он ведь может? — внезапно засомневался Стайлз.

— Он двести кило в жиме лёжа поднимает. Но можем как-нибудь устроить тренировку. Бег по пересечённой местности со Стайлзом на спине.

— И паркур. Вам точно надо заниматься паркуром.

— Тогда с тебя надо будет плату брать. Как за карусельки.

— Ой, чувак, не обламывай... А как с подъёмной мощностью у Киры?

— Теперь ты хочешь покататься на моей девушке?

— Я просто спрашиваю!.. — поднял руки Стайлз. — Может, её тоже в качестве пассажира? Как и Лидию? Вообще, удобный способ драпанья, не находишь?

— Ага. Как насчёт того, чтобы поработать?.. — уточнил Скотт, усаживаясь в кресло.

— Да, монстры, убийцы и никаких каруселек, — вздохнул Стайлз, присаживаясь прямо на пол рядом с креслом и доставая из рюкзака макбук. — Даже отвлечься не даёшь, а ещё альфа...

Тут агент МакКолл наконец-то вспомнил, где он слышал это слово и имя «Дюкалеон». Группа опасных психов, занимающаяся убийствами, пытками и религиозными ритуалами. Ими занималась команда Джонсона, так что подробностей Рафаэль не знал. Только что группа очень опасна, кровожадна и со сверхъестественной лёгкостью избегает облав. И что в её главарь — слепой мужчина, называемый Дюкалеон в честь какого-то мифического персонажа. Что в группе есть два крупных белых мужчины, женщина и... близнецы.

Близнецы, о которых его сын говорил в самом начале, что исключает случай, что это какой-то другой псих, назвавшийся Дюкалеоном.

«Боже, во что ввязался Скотт?» — с отчаянием подумал агент МакКолл, как никогда раньше чувствуя собственную беспомощность. Он ничего не мог сделать, чтобы защитить сына, он мог только смотреть...

...и осознавать, что защита Скотту больше не нужна.

— Ты умеешь взламывать пароли? — уточнил он у друга.

Так просто, будто это самое обычное дело. «Стайлз, ты умеешь стричь газон?» или что-то вроде.

— Нет, но у меня есть идея получше, — отозвался тот, доставая телефон. — Алло? Лидия, привет. Скажи что-нибудь.

— Скотт, не лазь больше в компьютер, — отозвалось на той стороне сети. — А что? Зачем это? И почему ты шепчешь, Стайлз?..

— Подожди секундочку. — Его пальцы запрыгали по клавиатуре. — С пробелами, без, с запятой, без... Сколько восклицательных знаков?

— Три. Но что случилось?..

— О, подошло. Спасибо, Лидия. Мы тебя не разбудили?

— О чём ты? Сейчас только девять.

— А, точно, да, девять... А так темно... Аляска, отец Скотта, Дюкалеон... Спроси Пэрриша или моего отца, они должны знать. А я сейчас не могу говорить, мы слегка незаконно в больнице находимся, лучше бы не шуметь.

— Хорошо, Стайлз. Но ещё одно... ты использовал меня для взлома пароля?

— Э-э-э... да.

— Подошло?

— Да.

— Хорошо. Спасибо, Стайлз.

Лидия отключилась, Стилински прижал трубку к груди. Да, их баньши всегда очень радовалась, когда удавалось помочь кому-либо благодаря её способностям.

Но агент МакКолл пялился на это и не понимал, что вообще происходит. Точнее, он давно подозревал, что эта девочка что-то вроде экстрасенса, но считал это подростковой прихотью, слишком сильным воображением. Однако её друзья это прихотью не считали и вовсю использовали. Вполне успешно.

Рафаэль нахмурился. Метафорически. Его мысли расползались, становясь то удивительно чёткими и пронзительными, то превращаясь в прозрачный кисель, что не мысль, а просто состояние созерцания. Как он раньше не задумался, что его сын подтягивался на одной руке со Стайлзом на спине? Со Стайлзом и рюкзаком. Спрыгнув с крыши.

Что окно снаружи открыл — ладно, по технике пожарной безопасности окна в госпиталях должны так же открываться и снаружи. Но тот мальчишка, Лиам?.. Рафаэль видел его, и он действительно был меньше Стайлза. Куда ему двести кило, ему бы пятьдесят поднять!

Какими стероидами закидывается его сын?..

— База данных ФБР прямо в ноутбуке, как удобно... — пробормотал Стилински. — Итак, что у нас по текущему делу... Уоу!

— Что там? — Скотт заглянул через плечо. — Ну, ничего так...

А пару полицейских Анкорджа стошнило от этого зрелища.

— Ничего так? — подпрыгнул Стайлз, чуть не заговорив в полный голос. — Это же ёлочные гирлянды.

— Из кишок.

— Но гирлянды же! Ты когда-нибудь слышал о Старце Севера?

— Нет. Это что-то вроде Санта-Клауса?

— Ага, вроде. Для существа из кельтских мифов ты знаешь слишком мало кельтских мифов! — Стайлз с возмущением развернулся к другу.

— Обещаю исправить это при первой же возможности, — поклялся Скотт. — Что за Старец Севера?

— Злобный дядька, которому приносили в жертву людей и животных... развешивая их внутренние органы по деревьям. Какой шанс, что этим занимается просто маньяк, а не друид-любитель? Или даже не любитель?

— Поймаем — обязательно спросим, — заверил МакКолл.

— Бывают же в мире нормальные маньяки? Хм. Оксюморон, однако. Так, ладно, что у нас тут полиция упустила... — Стайлз одной рукой вытащил гамбургер. — Ты тоже не отлынивай, смотри, может найдёшь что подозрительное...

— Можно я при этом хотя бы есть не буду?

— Можно. Но если от каждого трупа блевать, то вообще без еды можно остаться, — авторитетно заявил Стайлз.

* * *

Скотт расследовать не любил и не умел. Точнее, он теоретически знал технику, знал, что надо много думать и сопоставлять и даже примерно знал как, но... это как видеть по новостям очередного изобретателя, срубившего кучу денег на какой-нибудь ерунде, вроде колонок для телефона, кружке с полыми стенками или приложения, которое измеряет, с какой высоты ты кинул свой смартфон. Смотришь на это и удивляешься, как не додумался до этого раньше, это же было так очевидно!.. Но вот, не додумался.

Впрочем, Стайлз об этом прекрасно знал и не ожидал от друга больших успехов в детективной стезе. Задача Скотта была в другом — бдеть, следить и слушать. Охранять. Мелисса отправилась в отель, спать в удобной мягкой кровати. Стайлз со своим расследованием мог бы посидеть и там. Но тогда надо было вести себя ещё тише, гамбургерами не шуршать и идеями не делиться. И вероятность того, что Скотт уснёт на посту в гордом одиночестве была почти сто процентов.

Стайлз стучал клавишами, вникая в подробности дела и тихо шипя, когда незнакомая система начинала выкаблучиваться. Затем он на секунду остановился, осенённый какой-то идеей... И попытался открыть личные дела работников участка. Увы, нужной информации в макбуке не оказалось, а для доступа к общим базам данных требовался интернет.

Стайлз заворчал и начал пытаться подключиться к больничной сети.

— Кто-то идёт, — тихо шепнул Скотт.

— М? Кто? — Стайлз не сразу вернулся в реальность.

— Медсестра. Вечерний обход.

— В туалет?

— Под кровать!

Под больничную кровать, разумеется, они не влезли. Но спрятались за неё, с замиранием сердца ожидая открытия двери.

Медсестра зашла, щёлкнула выключателем. Свет затопил сетчатку, мгновенно уничтожая уютный полумрак и создавая ощущение, что они тут как на ладони...

Немолодая женщина, пропахшая лекарствами до самого нутра, подошла к кровати, заглянула в медкарту. Она была совсем близко, только подними она взгляд... только дёрнись кто из парней — и всё, их выгнали бы со скандалом. Но нет, она зевнула, поменяла капельницу и прошла в туалет, убедиться, что там всё чисто и не надо менять полотенца.

Как положено по протоколу. О котором Скотт, разумеется, знал.

— В некоторых обстоятельствах безобидная медсестра может оказаться страшнее Дюкалеона, — шепнул Стайлз.

— Я слышу, как твой мозг сочиняет брехню на случай, если она наз заметит, — отозвался Скотт.

— О да. Но лучше бы мне её не озвучивать.

Скотт затрясся всем телом, беззвучно смеясь.

Наконец, медсестра вышла, выключив свет и плотно закрыв дверь. Парни молча расползлись по своим местам и продолжили работу.

* * *

Скотт почти задремал, успокоенный мерным стуком клавиш и непривычной тишиной в больнице. Пусть город был не особо меньше Бикон-Хиллз, зато явно поспокойнее. За всю ночь привезли только одного несчастного, который решил, что забраться к девушке в окно, сорваться и упасть прямо на дикобраза — это хорошая идея.

Но вдруг его слуха коснулись странные, слишком тихие и осторожные шаги.

— Стайлз? — прошептал оборотень.

— М? — тот как раз пытался подключить интернет через телефон, причём так, чтобы в макбуке потом не осталось заметных следов этого подключения.

— Кажется, сюда кто-то идёт...

— Прятаться?

— Наоборот.

Стайлз кивнул, спрятал макбук под кресло и достал небольшой обрезок трубы. Бейсбольную биту ему провезти в самолёте не дали, зато на месте удалось раздобыть очень удобную, прямо просящуюся в руку трубу. Конечно, идти с битой против монстров — это не очень хорошая идея, но лучше, чем с голыми руками.

А так они с Лидией уже записались в тир.

В комнату зашёл человек в белом халате. Скотт и Стайлз притаились в тенях, не желая раскрывать свою личность раньше времени. Однако кто-то уже позаботился об этом за них.

— Я знаю, кто вы, — пакостно улыбнулся человек. Свет падал из коридора, мешая разглядеть его лицо. Видно было только зелёную медицинскую маску. — И как вас победить.

Он разжал руку, раздался звук бьющегося стекла.

Комнату заполнил удушливый запах аконита.

Скотт закашлялся, падая на колени. Запах резал глаза, выжигал лёгкие и смазывал картину мира. Оборотень смутно видел, как преступник спокойно подошёл к кровати, доставая из кармана шприц. Неторопливо взял ощупал трубку капельницы... и резко дёрнулся в сторону.

Чуть позже дошёл звук. Звук металлического предмета по голове.

— На помощь! — закричал Стайлз, замахиваясь трубой. — Нападение в сто семнадцатой палате! На помощь!

Преступник, закрывая голову руками, выбежал из палаты.

— На помощь! Он убегает! Звоните, кха-кха, в полицию!.. — Стайлз бросил трубу и кинулся к другу. — Так, Скотт, не смей умирать от простейшей газовой атаки... Сейчас, открою окно, полегчает. Вот так, высовывайся, дыши... Эй-эй-эй! Выпрыгивать только не надо, ладно? Оу, фу, Скотт, вот и делись после этого с тобой едой! А вдруг бы ты кому-то на голову бы попал?.. Весёлый дождик! Хотя нет, блюй, вдруг там убийца пробежит...

— Что случилось? — в палату вбежал дежурный врач. — Что это за запах?.. Готовьте носилки, надо увезти его отсюда... Что вы сделали, парни.

— Спугнули убийцу! — крикнул Стайлз. — Он пришёл, что-то разбил и так завоняло. Я его ударил, он убежал. Помогите, моему другу плохо, он ближе стоял!..

Скотт на остатках сознания почувствовал, что его тоже кладут на носилки.

* * *

А его отец бесплотным духом следовал за убийцей. Тот выбежал из больницы, выкинул маску и халат в урну и сел в автомобиль, зажимая рукой рану на голове. Он ехал куда-то на восток, к частному сектору... И остановился у шикарного дома у озера.

— Ты меня обманул!!! — завопил убийца вместо стука в дверь.

В доме зажёгся свет. Через пару минут оттуда неторопливо вышел человек, названный Дюкалеоном. В руках он держал складную трость, одну из тех, что используют слепые.

— И тебе доброй ночи, Пэлтс. Что случилось? Воняешь ты отвратно.

— Ты меня обманул! На них не действует волчий корень!!! Они не оборотни!!!

— Это Стайлз тебя так?.. — ухмыльнулся Дюкалеон. — Поздравляю, ты умудрился получить люлей от единственного человека в стае.

— Что?! В стае бывают люди?!!

— И не только. Насколько мне известно, у Скотта очень разнообразные члены стаи, что позволяет им, несмотря на свою немногочисленность, входить в десятку сильнейших по стране. И тебе реально лучше уехать, пока они все сюда не явились.

— Ты ничего не понимаешь, ты просто старый дряхлый волк!

— Эх, память у вас, молодёжи, короткая... — Дюкалеон неторопливо спустился с крыльца, и коснулся подбородка Пэлтса кончиком трости. — Уже и забыл, как приходил ко мне умолять разрешить тебе пошалить на моей территории.

— Вижу, зря просил! Ты ничего не решаешь!

— Уже прошло время, когда меня можно было взять на слабо. Уходи, Пэлтс. А будешь меня доставать — я сам принесу твою голову Скотту.

— А чего сразу не принесёшь? М?! Раз ты его так боишься, а?!

— Ему это не понравится, — Дюкалеон улыбнулся так, что будь у Рафаэля кожа, она бы покрылась мурашками. — Он слишком жесток, чтобы убивать врагов. Уходи. Тебе здесь нечего ловить.

Пэлтс натурально зарычал и, резко развернувшись, пошёл к машине.

Дюкалеон подождал, пока автомобиль скроется из виду.

И мерзко захихикал.

* * *

Скотт очнулся и увидел перед собой белый больничный потолок. Давно он в больнице не очухивался... Хотя нет, последний раз был тогда, с Благодетелем и липовой смертью. Правда, тогда он проснулся в морге. Это считается?..

— О, с добрым утром, чувак!.. — Стайлз вскочил со стула. — Как ты себя чувствуешь?..

— Будто глотнул кислоты, — поморщился Скотт. Даже организм альфы тяжело справлялся с такой концентрацией аконита. — Что случилось?

— Но ты будешь в порядке? — Стайлз с беспокойством заглянул ему в глаза.

— Да, я восстанавливаюсь. Только немного медленно... Через пару часов буду в норме. Так что произошло?

— Ну... — Стайлз присел на край кровати. — Маньяк оказался не просто маньяком, к сожалению, и принёс с собой эссенцию аконита... или эфирное масло, не уверен точно. Короче, принёс его в лампочке.

— В лампочке?

— Ага. Достал патрон и нить накаливания, наполнил аконитовой жидкостью, заткнул пробкой. Получилась очень хрупкая бомба-вонючка. В драке с оборотнем самое то — разобьётся от любого неосторожного движения. Хорошо, что аконит и для людей ядовит, было бы сложно объяснить, почему тебя так подкосило от запаха, например, ромашки.

Скотт фыркнул.

— Мне, конечно, тоже досталось, но не так, как тебе. Я успел заехать ему трубой по голове. К сожалению, приехавшие копы её отобрали. Мне, конечно, попытались промыть мозги, что, мол, мы не должны были там находиться... Но что в таком случае у них бы на руках был мёртвый федеральный агент их слегка отрезвило. Твоего отца перевезли в другую палату и установили охрану.

— Хорошо, — Скотт откинулся на подушки. — Есть изменения в его состоянии?

— Нет, по-прежнему в коме. Я попросил у Дитона информации по Старцу Севера и связанным с ним ритуалам, но достоверной информации мало. Христиане очень постарались заменить кровавое жертвоприношение на весёлый детский праздник.

— А... думаешь, отец мог стать жертвой какого-то ритуала?..

— Такая вероятность есть. С учётом того, что маньяк как минимум знает про оборотней. Отцу я ещё не звонил, но мне звонила Лидия... Я успокоил её, как мог, но не удивлюсь, если завтра-послезавтра явится подкрепление.

— У них же экзамены! — возмутился Скотт.

— Я предупредил, что тот, кто явится без сданных экзаменов будет отослан обратно ближайшим самолётом, даже если у нас будет здесь конец света. Без пятёрок никто в спасении мира участвовать не будет.

— А-а-а, тогда ладно... Кха-кха... Кха-кха-кха!!!

Скотт закашлялся, выдыхая чёрный дым. Глаза засветились. Стайлз поспешно кинулся закрывать жалюзи в палате и открывать окна.

— Видок у тебя... инфернальный, — сообщил он.

Скотт мрачно посмотрел на него, но сказать ничего не смог — он кашлял.

— Кстати, этот агент Гриффит какой-то странный, — поделился Стайлз, как ни в чём не бывало. — Нет, он родом из Аризоны, никаких видимых связей с Аляской. Но он принёс мне кофе. И позволил посмотреть записи камер видеонаблюдения. И вообще, был самой милотой... Может, у них с твоим отцом Инь-Ян?.. Один — козлится, даже когда надо быть милым, другой — смотрит добро-добро, когда надо бы отругать.

— И что, кха, на камерах?..

— Всё тот же блондинчик, что приходил в прошлый раз. Только с сотрясением мозга. Кстати, об этом. Трубу увезли делать анализ ДНК. Ну, в смысле, на ней кровь осталась...

— Кха-кха-ка! Я понял. Что-то ещё?..

— Мелисса следит за охранниками твоего отца. Не доверяет. А ещё... ничего. Эй, чувак, у меня не было времени, я за тебя волновался!

Скотт улыбнулся. Для занятого волнением Стайлз сделал очень много.

— Позови маму. Кажется, мне пора выписываться. Кха-кха-кха!!!

— Не пора, но лучше бы да... А то ещё зайдёт кто, экзорцистов звать начнут...

* * *

Остаток дня они провели в номере отеля. Скотт увлечённо кашлял, исторгая из себя облака чёрного дыма. Стайлз рылся в материалах дела, подключившись к вайфаю отеля. Точнее, рылся он не совсем в материалах дела, а в досье работников участка. Да, подозревать людей шерифа сыну другого шерифа было неприятно, но... Въедливый специальный агент оказывается один посреди леса? Да ла-а-адно...

— Слушай, вот что странно, — произнёс Стайлз, кутаясь в куртку. Да, окна были нараспашку, чтобы чахоточным оборотням было чем дышать. — Преступник успел совершить четыре убийства, прежде чем сюда заявилось ФБР.

— И что в этом странного?..

— Федералов вызывают, когда становится понятно, что это серийный маньяк. Да, есть случаи, когда это не сразу ясно и с десяток трупов никак не связаны между собой. Но тут... Тут даже из-за первой жертвы можно было звонить — хоть не серийный, но ясно, что маньяк. Ну, из-за второй, если у местных копов мозги замёрзли. Но четвёртой?.. Я посмотрел историю запросов, никто не вызывал ФБР. Они сами пронюхали, когда газетчики опубликовали случай... Опять же, только после четвёртого случая.

— Кхе. А в Бикон-Хиллз тогда не должен быть постоянный филиал ФБР?

— Должен. Но, видишь ли, мы с отцом очень внимательно правим отчётность... А главный редактор «Вестника Бикон-Хиллз» — закадычный друг твоего босса.

— Серьёзно?

— Да. Мне как-то не спалось, и я серьёзно исследовал вопрос, почему у нас в городе так мало федералов и уфологов. Выходит, чисто поэтому.

— Что-то конкретное нарыл?..

— Нет, но... надо будет потрясти шерифа. Мимо него это всё точно пройти не могло, — вздохнул Стайлз, закрывая макбук. — Но это завтра, точно завтра... нам нужно выспаться. А потом можно надеть на тебя страшную маску и придумать как подловить шерифа в одиночестве. Ты уже откашлялся? Можно закрывать окно?

— Ага, — согласился Скотт, подходя к окну. — Только знаешь, чувак...

— Что?

— Кажется, отопление не работает.

* * *

— Аляска. Середина октября. Единственный отель в городе. И в нём нет отопления, — проговорил Стайлз.

— Да, кэп, всё так, — отозвался Скотт, сгружая кучу дополнительных одеял. — Поломки иногда случаются.

— Подожди, я пытаюсь осознать, — отмахнулся Стайлз. — Аляска. Середина октября. Плюс три за окном. И нет отопления в единственном отеле города. Аляска, середина октября...

Стайлз замолчал, уставившись в одну точку. Скотт кинул на него любопытный взгляд. Обычно такое молчание означало, что Стилински в голову пришла гениальная идея.

Ну, или прикидывающаяся таковой.

— Слушай, а оборотни ведь не мёрзнут?.. — осторожно спросил он.

— Мёрзнут. Ванна со льдом — это очень холодно. А что? Хочешь отобрать мои одеяла? — Скотт скептически посмотрел на них, прикидывая, сколько может отдать.

— Нет. Прикидываю использовать тебя вместо грелки, — отозвался Стайлз, хищно вытягивая руки и сжимая пальцы.

Но Скотт слышал, как быстро бьётся у него сердце.

— О-кей, — просто согласился он. — Только давай кровати сдвинем, а то с того момента, когда мы это делали в последний раз, мы немного подросли.

— Да, и если у меня встанет, не обращай внимания, ты живой и тёплый, этого моему неприхотливому организму достаточно.

— Ну... ты придирчивее Дерека, — пожал плечами Скотт.

Стайлз захихикал. Вкус Дерека к женщинам давно стал предметом шуток в их маленькой компании. Нет, ну серьёзно, мало кто может похвастаться ещё большей неудачливостью в личной жизни. Даже Брейден из схемы не особо выбивается... Разве что она изначально не скрывала свою маньячность.

Стайлз отодвинул тумбочку, Скотт пихнул кровать... Стилински никогда не отлынивал от физической работы, не перекладывал её на более выносливых оборотней. Скотт долгое время не обращал на это внимания, считая само особой разумеющимся, но... до тех пор, пока его мать и Лидия не начали всячески просить их помочь в быту именно силой. А Стайлз... он не просил. Он всегда успешно справлялся сам, успевая помогать самим оборотням.

Ну, и кто тут слабее, спрашивается?

Скотт хмыкнул, переоделся в пижаму и начал расстилать одеяла. Какой-то особой проблемы с температурой он не видел. Подумаешь, плюс три... пары одеял и грелки хватит, чтобы сберечь тепло. Проблема была в другом... но Стайлз никогда не признается.

Впрочем, Скотту не надо было спрашивать.

— М-да... С отоплением ожидаемо отключили и горячую воду, — Стайлз высунул из ванны расстроенную мордочку. — Скотт, тебе придётся потерпеть меня вонючего.

Оборотень только махнул рукой. Было бы что терпеть. Запах Стайлза — это... как запах дома или подушки, что-то настолько родное и привычное, что не кажется отдельным ароматом, на который неизбежно обращаешь внимание. Это не духи Лидии, не терпкий естественный запах Эллисон и не свеже-озоновый — Киры. Это что-то настолько привычное...

Почти как твой собственный запах.

— С холодной водой даже ментоловая паста не нужна. Свежесть, прям брр! Даже спать расхотелось, — сказав это, Стайлз тут же зевнул. — Ладно, две бессонные ночи всё-таки победили...

— Угу, — отозвался Скотт, забираясь под одеяла. У оборотней, теоретически, выше выносливость, но... волки тоже спят.

— Ага, спокойной ночи, — проговорил Стайлз, выключая свет и забираясь в кровать.

Будь на месте Скотта кто-нибудь другой, Стайлз бы, наверное, уже наговорил бы кучу глупостей, а потом сгорел бы от стыда. Раза три. А потом ещё что-нибудь сказал, уже будучи моральным пеплом, от чего собеседник сам бы сбежал, завывая.

Но... Да ладно, это же Скотт! Который мог выживать рядом со Стилински как раз благодаря почти сверхъестественной способности не понимать шутки, которые ему не надо было понимать. И понимать те, которые надо.

— Эй! — возмутился Стайлз, чувствуя, как загребущие руки обнимают его за пояс.

— Шо? Хороша грелка, что на другой стороне кровати лежит, — отозвался Скотт и зевнул. Протяжно так, с завываниями и рычащими нотками. — Спи давай.

Стайлз завозился, неосознанно пытаясь завернуться в живое тепло целиком. А затем остановился, почувствовав подозрительное сопение над ухом.

— Скотт.

— М?

— Скажи, что ты меня не обнюхиваешь.

— Я тебя обнюхиваю.

— И чем пахнет?

— Стайлзом.

— Логи-и-ично... — протянул тот и замолчал. Но через пару минут не выдержал. — Ты всю ночь так собираешься делать?

— Да-а-а... — Скотт ткнулся холодным носом где-то за ухом. Там было очень вкусно дышать. — Это тебя смущает?

Тут у Стайлза едва не взорвался мозг. Парадигма «Чересчур близкий контакт и обнюхивание должны смущать» столкнулась с не менее сильной парадигмой «Это же Скотт». Исход этой схватки был предрешён.

— Нет, — с удивлением признался Стайлз. — Можешь обнюхивать, сколько захочешь.

— Спасибо, — отозвался альфа и поплотнее прижал к себе своего человека.

Стайлз грустно обнял подушку Мелиссы, которая сегодня ночевала в больнице. Ну вот, его опять захапали, а он опять вроде бы не против, но немного неловко... точнее, сейчас уже не неловко. Малия всегда ощущается как генератор под напряжением, от которого во все стороны расходится магнитное поле... оно будто иголочками проникает в тело, порождая желание двигаться и мчаться.

А Скот... это просто тёплая каменная стена. Надёжная и заботливая.

Стайлз сосредоточился на этом ощущении и начал медленно отплывать в мир сновидений. Свежий воздух, надёжная сухая теплота вокруг и... вдруг мозг Стилински прошибла мысль.

— Ско-о-отт... — тихонько протянул он.

— М? — оборотень уже почти спал.

— Тебе Малия наябедничала?

— Да. Ты спать будешь?

— Я буду вопить «Как вы могли?!» — Шёпотом это вышло не столь трагично как подразумевалось.

— Могли что? Заботится о тебе? — Скотт с усилием вернулся в реальность. — Стайлз. Это нормально, что после всего пережитого ты не можешь спать в одиночестве.

— А нормально, что мне хочется завернуться в тебя целиком? — бесцветно спросил человек.

— Ага. Жаль, технически это плохо осуществимо, — пробормотал оборотень. Он ещё не терял надежды поспать.

— Знаешь, а я ведь всё помню.

— Ты про ногицунэ? Знаю.

— Мы никогда не говорили про это.

— А надо? — вздохнул Скотт, почувствовав, что у них со Стайлзом желания, как всегда, взаимны. Оборотню тоже бы очень хотелось обернуть его собой целиком, спрятать в грудную клетку, защитить от воспоминаний.

— Не знаю... Возможно? Так во всех фильмах делают.

— В фильмах злодеи всегда косорукие косоглазы и не могут попасть в главного героя даже в упор, — резонно заметил Скотт.

Стайлз фыркнул:

— Ладно, а как насчёт выговориться? Облегчить душу?

— А она так облегчается? Или всё-таки осознанием того, что на тебя ни в коем случае не злятся. И что ты, именно ты, действительно не виноват?.

— Я... ты не знаешь всего.

— Не знаю, — легко согласился Скотт. — Хочешь, чтобы узнал?

— Не знаю. Глупый разговор, не надо было его начинать. Фу, мы разговариваем по душам, какая пошлость!..

— Хочешь сказать, что мы раньше никогда так не делали?..

— А хочешь сказать, что — да?

— Ага. Просто проблемы были мельче и говорить про них было легче. Если твою душу занимает Стар Трек, то разговор о нём, технически, разговор по душам.

— Бро... ты тайком ходишь на курсы психоаналитика?

— Хм. Нет. Возможно, пакет данных прилагается к красным глазам и возможности заводить стаю. Тебе нужно поспать.

— Ага. Но мне так не удобно.

— А как тебе удобно?..

Стайлз молча развернулся в кольце рук и сполз вниз, утыкаясь в грудь.

— Спокойной ночи, бро.

— И тебе поспать без снов, бро.

* * *

Оказалось, «не так» Стайлза нёс куда более глубокий характер, но сказать он постеснялся. Зато за ночь умудрился уложить Скотта на спину и залезть на него чуть ли не целиком. Пробуждение вышло... неловким.

Или нет?

Стайлз приподнял голову, посмотрел на друга. Тот тоже открыл глаза. Он выглядел намного сонным, но спокойным. «Какого хрена, Стайлз?!» там точно не читалось. И тут до Стилински начало доходить... идея была настолько большая и всеобъемлющая, что никак не могла пробиться в его занятый различными заботами мозг, несмотря на всю свою очевидность. Но стоит только ухватиться за краешек, потянуть на себя... и осознание обрушилось горячим водопадом.

Слова не нужны. Вот совсем.

Стайлз невольно чувствовал барьер, что возник между ним и Скоттом после ногицунэ. Он привычно пытался преодолеть это разделение словами... но именно слова создавали барьер. Начать говорить об этом значило изначально исходить из предположения, что Скотт его не понимает. Начать говорить — сразу признаться в недоверии, а значит, увеличить барьер.

А Скотт понимал. Ну, то есть, не так, как понимает особо чувствительная душа поэта или методичный разум психолога. Нет, он понимал... как альфа? «Плохо, чувствует себя виноватым. Не винить. Помочь идти дальше», — вместо банальных слов о том, чтобы идти дальше, от которых хочется убить или убиться.

Если подумать, то Стайлзу всегда доставалось мало слов Скотта. Кире — много, Айзеку — много, а уж про Эллисон и Лиама и подумать страшно. Но в том-то и дело... Они чужие. Они внешние. Им нужны слова и прикосновения, чтобы понять. А им со Скоттом — только чтобы сообщить внешнюю информацию.

МакКолл поднял руку и зарылся в волосы друга. Стайлз усмехнулся и прикрыл глаза. Сейчас его будут гладить, как маленького ребёнка или даже пёсика, но... серьёзно, это же так прикольно! А Малию пока ему не удалось научить просто ласке.

— Знаешь, тогда, у Джерада... — всё-таки начал Стайлз. Ему было тяжело обходиться без слов. — Что, кажется, было вечность назад...

— Даже две, — согласился Скотт.

— Так вот, я тогда понял, что не герой. Совсем не герой. Слишком слабый, слишком глупый, слишком доверчивый...

— Но? — оборотень слегка погладил большим пальцем, порождая волну сладкого напряжения, текущую по нервам.

— Но потом понял, что ты тоже не герой, — Стайлз поднял голову и внимательно посмотрел на друга. — И Лидия. И даже самоуверенный ублюдок Джексон. И супер-пупер альфа Дерек. Никто из нас не герой. По одиночке мы ничто. И всем, каждому из нас нужна забота. Нужна защита.

Скотт серьёзно кивнул. Это то, что он чувствовал, но не мог выразить словами. Точнее, даже не пытался. Защищай, пока можешь, насколько можешь. И защитят тебя.

Стайлз пошевелился, зевнул, потянулся... с удивлением прислушался к себе:

— Э, чувак, я, кажется, выспался! Это, что, какая-то особая аура альфы? Надо будет как-нибудь устроить пижамную вечеринку, проверить. Волки же спят все вместе? И нам надо попробовать. У Лидии тоже проблемы со сном. И, как я слышал, у Лиама...

— Пижамная вечеринка?

— Ага.

— Да, надо будет попробовать. Но мама будет в ужасе.

Стайлз захихикал и скатился с кровати.

— Всё, подъём у нас ещё маньяк не пойманный бегает! А я голоден, как волк. Ух, целого мамонта бы сожрал... Нет, двух. И десертом закусил бы!

Стайлз чуть ли не вприпрыжку побежал в ванную. Скотт вздохнул, откинулся на подушки.

Пижамная вечеринка. Определённо хорошая идея.


@темы: фик, Стайлз Стилински, Скотт МакКолл, R

Комментарии
2015-01-19 в 12:07 

Уйка
через сумрак столб белеет
автор! мое солнце и звезды! какой замечательный фик! да еще и дальше будет! ни за что не бросай, иначе я буду ходить за тобой, как привязанная, и выпрашивать продолжение. в смысле, я и так буду... дело в том, что я уже пятнадцать тысяч лет мечтаю о скайлзе на аляске.

очень здорово, что дюкалион снова в кадре, приятная неожиданность! вся детективная составляющая крайне нравится - люблю, когда любимый отп развивается на фоне ужоснаха и рождественских гирлянд из кишок.
а еще отчетливо чувствуется, что фик хорошо продуман. всякие мелочи вроде "стайлзу не удалось провезти биту через границу" и "а вот медсестра, потому что автор не забыл про вечерний обход" - все это просто эпик вин. более того - присутствуют не только обоснуи своего произведения, но и благородные попытки обелить джеффа! :D я о газетчике-приятеле-дитона и отсутствии уфологов в бикон-хиллс, есличо

понравилось, как стайлз использовал способности лидии и как она радуется каждый раз, когда ее баньши-скилл оказывается полезным. соу тру. и отдельное спасибо за брейден. я большая поклонница брейден хотя и тщательно скрываю это.

— Пожалуйста, — отозвался Дюкалеон, пожимая её. — Будешь должен.
— Это вряд ли.

дюк умница - хотя бы попытался :-D

— Ты подписан на его инстаграмм, — напомнил Скотт.
автор, ПОЖАЛУЙСТА, расскажи мне, какие фоточки дюк выкладывает в своем инстаграмме. мне физически необходимо это знать.

— Тебя Питер покусал? Ну, в смысле, ещё раз.
:-D

Какими стероидами закидывается его сын?..
агент макколл и джексон уиттмор нашли бы общий язык.

— Что там? — Скотт заглянул через плечо. — Ну, ничего так...
А пару полицейских Анкорджа стошнило от этого зрелища.

:crzfan:

Он слишком жесток, чтобы убивать врагов.
вот эта фраза мне непонятна. она ведь о скотте, я правильно поняла?

А то ещё зайдёт кто, экзорцистов звать начнут...
отличный стайлз )

— Аляска. Середина октября. Единственный отель в городе. И в нём нет отопления, — проговорил Стайлз.
и, наконец, тот момент, в который мое шипперское сердце, ранее замороженное упоминанием киры и малии как официальных подружек, начало понемногу оттаивать :heart: надеюсь, дальше пойдет в том же духе, и оно оттает окончательно, а потом запылает ярким пламенем с силой тысячи ритуальных костров!

2015-01-20 в 00:17 

Vezuvian
И всё-таки творческий пёр прекрасен!
автор! мое солнце и звезды! какой замечательный фик! да еще и дальше будет! ни за что не бросай, иначе я буду ходить за тобой, как привязанная, и выпрашивать продолжение.
Да-да, автор звезда. Только прошу учесть, что тут пять фикбуковских частей, то есть, обычно прода в пять раз меньше.

присутствуют не только обоснуи своего произведения, но и благородные попытки обелить джеффа!
Я обоснуеман. Я не могу без обоснуя. И если его нет, я его придумаю.

автор, ПОЖАЛУЙСТА, расскажи мне, какие фоточки дюк выкладывает в своем инстаграмме. мне физически необходимо это знать.
О-кей, расскажу.

вот эта фраза мне непонятна. она ведь о скотте, я правильно поняла?
Ага. Убить-то проще всего. А Скотт так коварен и жесток, что отпустил Дюка. И тот ему ПОМОГАЕТ.

ранее замороженное упоминанием киры и малии как официальных подружек,
Я от канона стараюсь плясать. Из песни слов не выкинешь, можно только добавить.

Спасибо за прочтение и такой крутой отзыв. :heart:

2015-01-20 в 06:54 

Кукулькан
mushrooms eat you
Уважаемый автор, ваше текст потрясающ чуть более, чем полностью. Кейсовая часть так чудно выписана, с душой - . И черт, Дюк феерично прекрасен, awwwww. И Скайлзы И вообще

2015-01-20 в 07:00 

Vezuvian
И всё-таки творческий пёр прекрасен!
Кукулькан, спасибо. Надеюсь оправдать. :shv:

2015-01-20 в 07:11 

Кукулькан
mushrooms eat you
Vezuvian, безусловно

   

24+11

главная