Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
14:33 

Скайлз мини, 2017

jeanbro
Название: Пацан сказал - пацан сделал
Бета: сам за себя
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Скотт Макколл/Стайлз Стилински
Категория: слэш
Жанр: PWP
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: уровень мастерства автора не высок
Краткое содержание: жаркий май, школьный поход, весенний гон

***
- Я обещаю, что у тебя будет секс! – убеждённо прошептал Скотт, явно не осознавая, как это выглядит. Стайлз не переоценивал чувство юмора его клыкастого друга, поэтому придвинулся ближе и зашептал ещё более тихо и сердито:
-- Трахнешь меня сам? Нет уж, спасибо, не хочу я в эту дурацкую поездку.
Поездка в лес без интернета и видака совсем не улыбалась Стайлзу. Все как обычно втихаря напьются, будут травить байки у костра, а самые удачливые, вроде Скотта, у кого есть девчонка, будут зажигать с ними в палатке, и своими стонами спать мешать спать и жить. Особенно Лидия с Джексоном. Ну уж нет, Стайлз не мазохист. Он твёрдо решил не ехать, но карие глаза напротив светились неиссякаемым энтузиазмом:
-- Джексон не едет, у него какой-то медосмотр в клинике у мамы. Лидия и Эллисон берут палатку на двоих, и ты понял, да? -- Взгляд напротив стал ещё более лучезарным, с хорошо знакомым Стайлзу наивным коварством.
- Что, секс будет у них?
- У нас с Эллисон! – вспыхнул Скотт, - А если ты не будешь тормозить, то и у тебя с Лидией!
Тут Стайлз оценил весь незатейливый замысел и… повёлся. Что тут скажешь, повёлся как первоклассник. Надо высечь в мраморе ту истину, что планы Скотта… они срабатывают, да, но так, что лучше бы провалились.
Они проделали весь долгий путь до лагеря в школьном автобусе, изнывая от ранней майской жары. Джексон как и было предсказано остался сдавать анализы, а они, презрев все угрозы Финстока, наклюкались водки с лимонадом, наорались, прыгая с тарзанки в реку и всё шло к тому, чтобы нагулявшиеся человеческие подростки примкнули к лесным жителям в их весеннем гоне, и даже такие отщепенцы как Стайлз, да вот только план Скотта полетел к чертям. Скотт и Эллисон поссорились. Они разругались так, что Скотт остался ночевать со Стайлзом, один на один со своей безпохмельной печалью, а Стайлз – со своим стояком.
То ли от свежего воздуха, то ли от выпивки, то ли от того, что он уже настроился, у Стайлза стояло так, что сна было ни в одном глазу. Он бы передёрнул, но Скотт тоже всё никак не переставал вздыхать и ворочаться. Стайлз был зол на Скотта, и утешало его только то, что секса у виновника его проваленных выходных не было тоже. Алкоголь бродил в крови, миражи, где пьяненькая Лидия, томная и без лифчика кружились у наго перед глазами, и Стайлз не выдержал.
-- Скотт, ты не против, если я передёрну?
-- Что? Нет!
-- А ты закроешь ушки.
-- Я всё равно всё услышу! Спи, давай.
Чёрт. Стайлз закусил губу. Этот дурацкий волчий слух… Но Скотт был виноват в этом бессмысленном мероприятии, так пусть теперь потерпит!
-- Кто обещал, что у меня будет секс? Пацан сказал – пацан сделал.
Скотт сердито вздохнул. Он сильно поменялся за последние полтора года, но что-то в мире остаётся неизменным. На «пацана» его всегда было можно взять.
-- Ну хорошо… Валяй. -- Скотт откатился от него и демонстративно перевернулся к другой стене палатки.
Стайлза два раза просить не пришлось. Он быстро запустил руку в боксеры, сжал рукой напряжённый член и заработал рукой, как сумашедший. «Лидия, Лидия, Лидия» -- стучало в его голове, Лидия была везде, скакала на нём сверху, тёрлась об него и жалобно стонала. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Он старался не шуметь, чтобы облегчить участь Скотта, но дыхание срывалось, он шумно глотал, из горла рвался стон.
Но вот ведь чёртов алкоголь! Стайлз не мог кончить. В какой-то момент буря эмоций пошла на спад, может от усталости или нервов. «Только не это, вот ведь чёрт» - Стайлзу страшно хотелось разрядки. Ещё какое-то время, бесконечную мучительную вечность, он боролся с судьбой. Яйца ныли.
-- Помощь не нужна?
Стайлз даже дрочить перестал. Вопрос был крайне ироничным по содержанию, Стайлз бы мог приписать себе его авторство, но Скотт спросил устало и спокойно. Но он просто не мог спрашивать это всерьёз:
-- Охренеть, ты не мог помолчать немного? У меня счас всё упадёт!
-- Ну так давай помогу, а то ты себя покалечишь… -- Стайлз не мог в это поверить, но Скотт развернулся, вплотную грудью к его спине, и протянул руку к его кулаку. Дёрнулись двое: Стайлз, в замешательстве и лёгком испуге, от перспективы такой близости и его член, от того же вмиг отвердев.
-- Расслабься… Я в этом спец, поверь. – И накрыл его кулак своей рукой, спокойно и уверенно начав двигаться. Несколько секунд, в которые можно было отпихнуть его с воплем «извращенец» куда-то утекли, дёргаться было поздно, яйца звенели, а член только что не запел песню мастерству Скотта. Было хорошо. Охуительно хорошо. Скотт ровно дышал в его шею, его тепло обжигало, рука была сильной и уверенной. Стайлз поплыл разумом. Лидия куда-то растворилась, и осталась только эта палатка, он и рука Скотта... И дыхание Скотта… И плечо Скотта… Всё вот это, что причиняло ему столько добра и при этом имело непостижимое право называться Скоттом, его лучшим другом и верным бро.
Когда он убрал свою руку и отдал Скотту всю инициативу, он не помнил. Скотт держал не так, как он и как-то проворачивал руку, и хватка его была плотной и жёсткой. Иногда она ослабевала, нарочно, как-будто только за тем, чтобы Стайлз просительно мычал, и снова бралась за дело с твёрдой уверенностью лидера. Стайлз заёрзал, задышал громче. Сдерживать себя надо было сильнее, ведь это его друг, мало ли, подумает, что это он его заводит, а не его дрочка. Стайлз вдруг поймал себя на этой мысли и она показалась ему на редкость лживой. А кто ещё его заводит? Лидия Мартин сладко дрочит ему в палатке посреди леса, жарко дыша в затылок? «Нет, Стайлз, это Скотт» -- сказал его внутренний голос. «И теперь задача номер один – не дать ему понять, как хорошо от того, что он решил помочь сделать тебе хорошо? Да, супер логика. Нахуй…» Стайлз отпустил себя и застонал в такт.
Скотт сзади задышал глубже, рука его стала двигаться быстрее, движения стали легче, но настойчивее, Стайлз поехал крышей вовсе. Он лежал, но ощущения были такие, словно он падает или летит. Он ощутил острую потребность вцепиться в Скотта, словно он и впрямь упадёт, а если так, то лучше оба. За ходящее крепкое запястье ухватиться было невозможно, и Стайлз нащупал спальник возле бедра Скотта и вцепился в него. Ткань неудобно скользила, от этого он всё сильнее прижимался другу задницей, и это так дальше продолжаться не могло. И он развернулся к Скотту лицом. Скотт опешил и остановился:
-- Стайлз… я так не могу.
-- Пожалуйста, бро, ещё… Ну же… Давай!... – Стайлз просительно смотрел в карие глаза и умолял срывающимся шёпотом, вцепившись в его плечи и оглаживая их. Он кажется и правда слетел с катушек:
-- Скотт, я вот прям счас… Блин, ещё немного… Ну ты и правда в этом спец! Ну же! Скотт!
Тот раскрыв рот, без тени насмешки смотрел на него зачаровнным взглядом. И когда медленно и всё ещё колеблясь, он внял его мольбам, Стайлз возблагодарил небо, за то, что одно из главных качеств его друга -- отзывчивость. Он рассматривал лицо Скотта, его брови, ресницы, его вдруг прикололо, что Скотт стеснялся смотреть на него в процессе, и старательно пялится на его член. «Представляет свой, может, когда дрочит?» -- в порыве горячки усмехнулся про себя Стайлз, но тут же мысль о Скотте, который дрочит себе, кусая губу и дрожа ресницами, отозвалась в Стайлзе пронзительным гулом в ушах, он застонал в голос и кончил.
-- Чёрт… Вот ведь чёрт… Это было…
-- Не благодари. Спокойной ночи.
Стайлз уставился в ночную пустоту. В голове было пусто, ветренно и звёздно. Алкоголь всё ещё гулял по крыше. И чего больше всего хотело сейчас – это обнять Скотта. У него был секс, он прав. И заснуть хотелось по-человечески, закинув ногу на того, с кем этот секс был. Но мысль была одновременно идиотичной. Скотт дышал глубоко и слишком часто, для того, кто вот-вот провалится в сон. Наконец он проговорил:
-- Ты же не против, если и я… ну… это сделаю?
Стайлз только и смог из себя выдавить:
-- Конечно.
И это был жар. Как Скотт это делал – это было не передать. Палатка пропиталась сладким мускусом, солью, слезами всех его, Стайлза, вымученных оргазмов. Скотт был открыт миру и себе, он отдавался этому так, будто ничего естественнее в том, что он делает, быть не может. Довольно скоро он откинулся на спину, спальник был расстёгнут до самого члена, литая головка то и дело показывалась из трусов. Короткий взгляд, брошенный на Стайлза, тот расценил как «отвернись, если не нравится». Но Стайлз не собирался отворачиваться. Скотт вздумал его сегодня поучить «как надо», так вот пусть покажет, а то, так с одного раза и не запомнишь… Стайлз был мастер отговорок для голоса разума.
Скотт увеличил темп, задышал агрессивно, требовательно склонившись к своему органу, словно приказывая ему немедленно кончить. Из-под ресниц блеснула жёлтая радужка. Стайлз поймал себя на том, что невольно дышит с ним в такт. Так же, словно не сам, а на волне чужого экстаза, он накрыл руку Скотта своей. Клыкастый оскал был ему наградой за инициативу. Но чувство самосохранения у Стайлза, похоже, улетучилось вместе с брызгами спермы и всеми тормозами.
-- Тщщ… Давай я. Услуга за услугу.
Скотт смотрел на него так, словно не знал, убить его или помиловать. Но Стайлз не отступился, поглаживая и разжимая пальцы своего озверевшего напарника, и оскал Скотта сменился закушенной губой. Он окнул взглядом Стайлза, словно впервые видел, улыбнулся и откинулся назад:
-- Покажешь класс?
И на этот раз это был подкол. Скотт ухмылялся, а у Стайлза снова стоял. Он бы в своей обычной манаре подрочил им обоим, но теперь было делом пьяной чести сделать Скотта в дрочке. Показать класс. За всей этой умственной бравадой таилась странная, нежная и тяжёлая как тело противника на поле для лакросса, благодарность.
-- Стилински всегда платят свои долги, -- переврал он зачем-то фразу из «Престолов». Скотт тихо заржал и заложил руки за голову, дескать, давай, всё в твоих руках. И тут Стайлз сделал то, что по его мнению делало такие штуки, как этот долбанный сериал крутым. Он сделал неожиданный, шокирующий поворот в их сюжете. Так, чтоб «ланнистеров» в его лице запомнили, и ещё долго восхваляли или материли. Он взял у Скотта в рот.
Что толкнуло его на это, позже с определённостью он сказать сам себе не мог. То ли алкоголь. То ли врождённое фиглярство. То ли желание сделать этот вечер таким, чтобы затереть из памяти всё остальное, и Лидию Мартин и все его нынешние подростковые проблемы. Чтобы всё это померкло перед ужасом и восторгом того, что он сосёт парню. Его другу. Что у него в этот момент стоит. И это, быть может, закончится тем, что его сперма окажется у Стайлза на…
Он хотел увидеть лицо Скотта в этот момент. Нет, не в момент, когда он его переиграл, эту отпавшую челюсть он видел как на яву. Он хотел увидеть его оргазм, как он стонет во славу его, Стайлза, охуенного рта. Понимание, что это он, Стайлз, с ним это делает, вот что было важно.
Стайлз начал сосать с места в карьер. Либо пан, либо пропал, первые мгновения решат всё. Скотт подскочил из своей вальяжной позы, вцепился в отросшие волосы Стайлза, определённо с намерением оттащить его и так и застыл, шумно дыша.
-- Нахрена… Стайлз, ты вообще сбрендил.
Стайлз взглянул на него, не отрываясь и полагая себя в этот момент полнейшей блядью. Лицо Скотта было прекрасно, скошенная челюсть, блестящие ошалелые глаза, все его родинки, вот это всё. Стайлз ухмыльнулся и взялся рукой за основание члена. И понеслась. Скотт снова открылся, но теперь не в ночную пустоту, а ему, Стайлзу, его напору и первому не слишком умелому, но старательному минету.
Пальцы Скотта бродили в его волосах, Скотт стонал, положив хер на всё вокруг. А в Стайлза словно бес вселился. Он перебирал всё, что нравилось ему в порнухе: гладил языком головку, заглатывал так глубоко, как только мог, лизал, оттягивая крайнюю плоть… Когда он осознал себя вылизывающим яйца Скотта, он и впрямь решил, что сбрендил. И надо закончить с этим, в конце концов финал у этого один. Стайлз взялся за свой член. И тут Скотт его прервал.
-- Так, иди сюда.
-- Чего?.. – Сталйз вмиг оказался оторван от своего занятия нечеловечески сильными руками и прижат к туристическому коврику.
-- Давай так!
Скотт обхватил его рукой, голый торс был прижат к нему намертво, лицо Скотта, обдавая дыханием, некоторое время было рядом от лица, а затем уткнулось в шею. Он взял в руку оба их члена и принялся дрочить. Стайлз второй раз за ночь не знал, куда деть руки. Сделал пару нелепых по пыток их спрятать, но после очередного всплеска гормонов схватил Скотта обеими. «Словно это настоящий секс», а они «любовники» промелькнуло в его голове. Чем это было на самом деле, Стайлз не знал.
А Скотт, казалось, не стеснялся ничего и никого. Он чуть не ласкался густой шевелюрой у его плеча, и в какой-то момент Стайлзу показалось, что он почувствовал на шее губы. Или это была механическая случайность?..
-- Стайлз, ты только не бойся, я не…
-- Твою мать, нет!
Сильные руки друга переворачивали Стайлза спиной, и это значило, что всё зашло слишком далеко. Нет, к такому Стайлз не был готов. Он был готов начать целоваться со Скоттом, он уже задавался вопросом, какой же у него рот, как с девчонкой с ним это или по-другому… Но никакого анала! Он же не гей в конце-концов... Один раз – не пидарас.
-- Тише ты, я не собираюсь тебя… я только… да не бойся ты!
Стайлз перестал брыкаться и замер. Они немного отдышались, Скотт обхватил его под грудь, другой рукой ободряюще подгладил по затылку, прошёлся по спине, погладил ягодицы… тут Стайлз дёрнулся снова:
-- Нет, я ж сказал!
-- Я не буду внутрь, псих. Так удобнее просто.
Член Скотта закользил меж ягодиц Стайлза. Скотт направлял его своей рукой какое-то время, и приноровившись, взялся за изнывающий член Стайлза. Большой палец другой его руки всё ещё успокоительно гладил его грудь, но от того, что при этом он задевал сосок Стайлза, спокойствие накатывало специфическое. Член у Скотта был твёрдый, но движение было ласкающим. То, что он делал рукой было упоительно, между движением сзади и спереди стал устанавливаться синхронный ритм, и Стайлз захотел. Сперва это было как «если он захочет, то мне уже пофиг». Но Скотт, верный своему слову, только жался к нему пахом и добывал трением из него огонь. А Стайлз захотел «нормально».
Как ему пришло в голову, что это «нормально», было несомненно одной из загадок человечества. Происки инопланетян и подсаженных в людей чипов, толкающих их на безумства. Стайлз выгнулся назад и подставился. Скотт замер в неуверенности, правильно ли он его понял. Стайлз взмолился «только молчи». Скотт нерешительно толкнулся под другим углом, Сталз охнул и подался в ответ. Скотт ещё помедлил и… переместился ниже, направив член меж ног. Чтобы сделать такое со своим другом, одного намёка для него было видимо не достаточно. И Стайлз сам направил его, рукой.
-- Ты уверен…
-- Заткнись. Пожалуйста…
И это почти умоляющее «пожалуйста» сработало как спусковой крючок. Скотт закрыл ему рот рукой и начал вталкиваться внутрь. Что случилось со Стайлзом в этот момент, он сам не знал. Как он жил, не зная, что это так бывает, тоже. Как в его жизни могла быть Мартин, и Эллисон, рядом со Скоттом, и они без этого недозволенного, но самого настоящего и живого, что с ним случалось в жизни.
Скотт приподнялся и заставил встать на колени Стайлза. Когда он уверился, что Стайлз не станет кричать, он стал гладить его свободной рукой, спину, плечи, ягодицы, яйца. Когда Стайлз начал хныкать, он сунул свои пальцы ему в рот. Это был откровенный разврат, в том, что меж ними происходило, уже не было ни единого сомнения. Стайлз сосал предоставленный ему «сдерживающий фактор», и это определённо отвлекало и не давало шуметь. Правда шуметь начал Скотт, движения которого стали всё более размашистыми, он двигался со шлепками, всё больше увеличивая темп, рука на члене Стайлза дёргалась в рваном ритме. Под конец Скотт склонился к Стайлзу, схватил зубами его шею и Стайлз ощутил всем нутром его горячий исход. Скотт на миг остался стоять как есть, шумно и глубоко дыша, а затем привлёк Стайлза, укладывая его на спину и накрывая собой. Во рту, в котором только что были пальцы Скотта, оказался его язык, и как выяснилось, целовался Скотт так же охуенно, как дрочил. Стайлз кончил, извергая сперму в чужую руку, а исступлённый восторг в рот, не прекращающий его целовать.
Когда сознание начало возвращаться, Стайлз обнаружил Скотта уставшим и довольным, глядящим на него с той нескрывамой искристой радостью, за которую Стайлз любил его сильнее всего. Скотт явно был доволен всем, что произошло. Стайлз почувствовал необходимость как-то прокомментировать этот кошмар:
-- Ээм… кхм…
Скотт МакКол совсем разулыбался и оставил его на некоторое время один на один с произошедшим. Искал что-то в темноте, шелестел пакетом, наконец, вернулся с туалетной бумагой. Небрежно вытер себя, оценивающе посмотрел на распластанного катком судьбы Стайлза и стал вытирать и его тоже. Затем они стали укладываться, каждый в своём спальнике. Затем молчали. Затем Стайлз придвинулся к Скотту и обнял его. Затем расстегнул свой спальник и его, и обнял как хотел. Скотт только расслабленно улыбался в ответ на его деловитую инициативу. Он как-будто вовсе не мучился мыслями о морали сделанного, брал, что дают и благодарно светился в ответ. «То жарил, то хлопает ресницами как девчонка» подумал Стайлз. «Очень горячая девчонка»…
-- Стайлз…
-- М?..
-- Я же обещал тебе, что у тебя будет секс?
-- ..?
-- Пацан сказал – пацан сделал.

@темы: фик, Стайлз Стилински, Скотт МакКолл, NC-17

Комментарии
2017-08-20 в 14:57 

Astartian
Ох, как давно по ним не было фиков! Так соскучилась по этой парочке, спасибо Автор:heart:

2017-08-20 в 15:28 

jeanbro
Astartian спасибо за отзыв! чувствую себя вьетнамским солдатом, который не знает, что война давно закончилась) живу в первых двух сезонах)

2017-08-20 в 15:38 

Astartian
jeanbro, Даааа, мы динозавры)

   

24+11

главная